Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Жизнь на двоих

12 : 06    |    28.04.2017

Сейчас Виктор Алексеевич и Нина Владимировна Юдины сокрушённо качают головами: «Как давно это было!». Но факт остаётся фактом: штамп о бракосочетании появился в их паспортах 60 лет назад – 30 апреля 1957 года

А пути их сошлись годом ранее. К той, как теперь кажется, неминуемой встрече каждый шёл своим достойным путём.

Где куётся щит Отчизны

Детство Виктора, сына командира ВВС Красной Армии, прошло по месту службы отца в Челябинске, где было училище дальней авиации. В 1951 году, окончив в тамошнем авиагородке школу, юноша отправился за высшим образованием в Ленинград. На выбор цели недвусмысленно повлияла классный руководитель, выпускница Смольного института благородных девиц. Поступил в знаменитый военмех (сейчас – Балтийский университет им. Д. Устинова). Учился увлечённо, сочетая науку со спортом.

После защиты диплома по приглашению главного конструктора Теодора Вылкоста был принят на работу в ОКБ завода «Большевик». Теперь это, как и когда-то прежде, – знаменитый Обуховский завод, входящий в концерн ПВО «Алмаз-Антей». Как признаёт сам Виктор Алексеевич, ему на всю жизнь повезло. Потому что, по сути дела, довелось долгие годы ковать щит нашей Родины. А точнее – участвовать в разработке систем противовоздушной обороны, до сих пор остающихся лучшими в мире. Начав рядовым конструктором, он в итоге стал видным специалистом и организатором. Говорит, что это настоящее счастье – последовательно пройти путь от проектирования, изготовления, испытания и монтажа до сдачи грозного изделия в серийное производство.

Но это было потом. А тогда, во второй половине 50‑х, свежеиспечённому конструктору в группе молодых спецов ОКБ‑2 была поручена разработка схемы взаимодействия первой в мире ракеты ПРО (А‑350) со стартовым оборудованием. Холостяцкий быт не отягощал, общежитие было в 150 метрах от завода. Важное место в жизни занимало увлечение баскетболом. Их заводская команда была чемпионом центрального совета спортобщества «Зенит».

Однажды в начале сентября Виктор сотоварищи по привычной разнарядке отправился на уборку картошки в Лугу. Электричек тогда ещё не было, четыре часа добирались обычным поездом. Вот тут, в вагоне, и состоялась та случайная встреча, чья случайность – под серьёзным сомнением. Тут мы сюжетно прервёмся, чтобы обратить взоры на вторую героиню нашего повествования...

Ленинградская боль и любовь

Нина – коренная ленинградка, без оговорок. Детство начиналось в большой 5‑комнатной квартире на Невском, 150. Это было одно из вещественных наследий небедной в прошлом бабушки. Едва ли не вся родня по линии отца состояла в оркестре Кировского театра. Война, а следом и блокада грянули, когда Ниночке было всего пять лет. Отец, окончивший сельхозакадемию, ещё в финскую войну стал офицером. Именно он в конце студёного ноября 41‑го помог вывезти семью «на материк». Чуть опоздав на уходящую баржу, они стали свидетелями, как немецкие бомбы вколотили её в подёрнутую первым ледком Ладогу. Следом была военная часть под Тихвином, которую тут же отправили на фронт. А цивильный люд покатил в Горький, где оказалось немногим лучше, чем в блокаде. Голодали страшно. Хорошо хоть мать устроили через военкомат в столовую ремесленного училища. Как только сняли блокаду, бабушка прислала вызов. И 1 апреля 44‑го они вернулись, многих из родных уже не застав в живых. Вскоре семья уже жила в Невском районе, где Нина пошла во 2‑й класс 337‑й школы на проспекте Обуховской обороны. По её окончании в 54‑м поступила в политехнический институт на факультет ДВС (двигатели внутреннего сгорания). Потом – защита диплома, завод «Звезда», КБ Яковлева. Забегая вперёд, заметим, что до перехода на Обуховский завод она занималась разработками мощных двигателей для быстроходных военных катеров...

По Красной площади с оркестром

А вот теперь вернёмся в вагон поезда, идущего на Лугу. Самые заметные пассажиры – весёлые молодые люди, которых объединяли грядущие сельхозработы в д. Домкино Лужского района. В ту пору дорожные знакомства завязывались непринуждённо. Не в пример нынешним временам, когда отвыкшая от живого общения молодёжь всё больше пялится в смартфоны. Конечно, трудно было не обратить внимание на такую красивую девушку. Но, когда Нина прочитала по памяти всего «Евгения Онегина», Виктор был сражён окончательно. Вместе с ним заворожённо молчал весь вагон...

Незатейливую свадебку они сыграли через год. Основными действующими лицами со стороны жениха были его друзья по баскетбольной команде. Но и после этого главной в жизни молодожёнов оставалась работа. Долгие годы это была нескончаемая череда проектирования и изготовления технической документации, заводских испытаний. Целиком захватывала работа на площадках секретных полигонов, общение с высокими приёмосдаточными комиссиями. Круг этого общения становился, мягко говоря, специфическим – генеральные конструкторы, командующие войсками, маршалы, генералы. Был среди них авиаконструктор Андрей Туполев и даже министр обороны Кубы Рауль Кастро. Да разве забудешь, как после очередного испытания «изделия» председатель ВПК Дмитрий Устинов снял с руки часы и вручил их со словами: «Молодец! Утёрли мы нос кому следует!». Или вот благодарность за операцию «Беркут‑10». То бишь подготовку и участие двух единственных тогда ТПК с первой в мире тяжёлой ракетой ПРО (А‑350) в составе автопоездов в параде войск на Красной площади. Тогда, 7 ноября 1964 года, это был стратегический показ янкам, чтобы те знали: их отставание – не менее 15 лет. В результате США вскоре обратились с предложением заключить договор о запрете развёртывания ПРО, который потом был благополучно подписан.

Мечты заветной исполненье

Особым в жизни семьи Юдиных был 13‑летний этап безвыездной, ненормированной, без отпусков работы на объектах в Подмосковье с проживанием в секретных городках. При этом они оставались в штате ОКБ завода «Большевик» (Обуховского) и недвусмысленно работали на его престиж. Нина Владимировна трудилась рядом с мужем. Здесь, в городке, пошёл в школу их сын Дмитрий. Кстати, он сразу заявил учителям, что хочет стать директором совхоза. Чем немало удивил – остальные ребята неизменно хотели стать космонавтами...

В 1974 году Виктор Юдин от министерства общего машиностроения был премирован автомобилем «ВАЗ‑2101», который он обкатал с семьёй в 30‑дневном отпуске в сочинском санатории им. Кирова. Вскоре сын окончил школу и, как обещал, поступил учиться в Ленинградский сельхозинститут. А ещё через три года Виктор Алексеевич был отозван на родной завод с переводом в коммерческую службу предприятия. Проработав на новой должности до 1995 года, Юдин вышел на пенсию и... подался в деревню Чёрная, что в Батецком районе. Нет, у них, конечно, была хорошая квартира в Питере и дача в Синявине. Но им с сыном-единомышленником не давала покоя мысль о настоящей сельской усадьбе, выходящей за рамки пресловутых шести соток. Да к тому же донимали тогдашние реалии «бандитского Петербурга». Дом с участком нашли по объявлению в газете «Из рук в руки».

Под сенью крымской сосны

Это стало новым нешуточным вызовом на долгие годы. И семья Юдиных этот вызов приняла достойно. Конечно, многое состоялось благодаря сыну-агроному, который использовал любую возможность, чтобы обогатить сад черновской усадьбы новыми растительными раритетами. Особенно выделяется крымская сосна. А кругом – туя, барбарис, разного рода хвойники, чугушники, спреи, магония и почвопокровная роза. Здесь тот самый случай, когда нет смысла заниматься описательством – лучше раз увидеть. А «исполнительным директором» всей этой затеи стала, конечно, Нина Владимировна. В тёплую пору она до самой тьмы – в огороде, цветнике, теплице, саду или питомнике декоративных растений. Одно из свидетельств незряшности её усилий – диплом за победу в районном смотре-конкурсе «Ветеранское подворье» (номинация «Лучший цветовод»). А ведь в своё время Юдины ещё и живность держали.

У Виктора Алексеевича – своя епархия, где главную скрипку играет его любимая столярная мастерская со станком. Здесь он священнодействует, воплощая новые идеи по облагораживанию усадьбы. Надо ли говорить, что всё в доме переделано его руками на хозяйский лад – от несущих конструкций до обшивки и элементов декора. В кирпичной пристройке по соседству с мастерской – со вкусом отделанная сауна. Впрочем, похоже, работы по улучшению здесь не прекращаются вовсе. Вот и сейчас группа рабочих занята сооружением просторной пристройки.

А честь держи при себе

Виктора Николаевича трудно представить праздно возлежащим на диване. Возраст и недуги, конечно, дают себя знать, но характер куда сильнее. Ни минуты покоя – это про него. К примеру, он со знанием дела изготовляет вино и кое-что покрепче, взяв на вооружение когда-то подаренную ему книгу «Французское виноделие». Из яблок и той же смородины получаются отменные напитки.

К сожалению, вся эта «оптимистическая симфония» Юдиных безнадёжно омрачена неизбывным личным горем. Летом 2004 года без вести пропал их единственный 45‑летний сын Дмитрий. Причём вместе с шофёром и машиной. Не помогло даже подключение самых высоких связей. Последним крупным подрядом аграрной фирмы Дмитрия был ландшафтный дизайн государственной резиденции – Константиновского дворца в Стрельне. Но с тех пор – ни слуху ни духу. Только постоянная занятость, напряжённая работа по усадьбе позволяют притупить боль утраты. «Закрома Родины» в собственном погребе тоже, знаете ли, придают уверенности.

Конечно, человеку такого темперамента трудно замыкаться в личном мирке. В своё время Виктор Алексеевич приложил руку к созданию фонда финансовой поддержки восстановления собора Д. Солунского в Городне. Теперь это один из красивейших храмов Новгородчины. Хлопотал он «в инстанциях» по поводу капитального ремонта автодороги В. Новгород – Луга и ремонта медоборудования в Батецкой райбольнице. Под большим впечатлением, со множеством наград вернулся он с празднования 125‑летия Обуховского завода. Двери дома Юдиных всегда открыты для всех дальних и близких друзей. На сей раз ввиду бриллиантового юбилея они «накрывают поляну» в одной из облюбованных лужских турбаз. Друзья – самый верный житейский капитал.

* * *

На вопрос о секретах семейного счастья Виктор Алексеевич отшутился анекдотом. У 130‑летнего кавказца спросили, неужели ему ни разу не хотелось развестись с его 120‑летней женой? Он ответил: «Ну что вы, никогда. Хотя убить мысленно – не раз...».

А подытоживая нашу беседу, хозяин дома обнародовал свой жизненный принцип, известный по более романтичным временам: «Душу – богу, сердце – женщине, долг – Отчизне, честь – никому». Нина Владимировна только согласно кивнула. Это у них семейное.

Олег ЧЕРКАШИН
Фото автора

Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить