Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Не знаю счастья большего...

15 : 17    |    22.12.2017

Жительница посёлка Батецкий Нина Константиновна Ориненко — обыкновенная женщина. Здесь бы подошли избитые слова — «с непростой судьбой». Вроде в героических поступках не замечена, особой карьеры не построила. Вот только масштабы личности не измеряются подвигами и должностями. Судьба, к и счастье, у каждого своя.

Война слезам не верит

«Но я не унываю!» — похоже, с таким девизом идёт по жизни Нина Константиновна. Между прочим, сегодня, 21 декабря, ей исполняется 82 года. Поздравляем. Что она помнит из своего довоенного детства? В памяти сохранились несколько случаев, рассказывая о которых она невольно улыбается. Когда-то в прежней жизни на улице упала с телеги бочка с вареньем. Как припустила ребятня, нужно было видеть — черпали лакомство ложками и руками. А ещё помнится, как мама купила монпансье и спрятала конфеты подальше за печку. Дети крутились вокруг да около, лазили, да не достать. А жуть как хотелось!

Родилась Нина Константиновна в городе Луга Ленинградской области. Отец Морозов Константин Петрович трудился кровельщиком, дело своё знал крепко. Мать Анна Алексеевна, коренная ленинградка, тоже успевала работать и управляться по дому. Семья была многодетная.

Никогда не забудет день, когда началась война. Ей, Ниночке, шёл шестой годик. Их, четверых братьев и сестёр, определили на лето в санаторий под Ленинградом. Помнит, на прогулке так прыгала и скакала, что воспитательница вела её за ухо до самого санатория. Все детишки пошли мыть руки и есть, а её привели в зал и посадили на стул — мол, наказана. Никто ещё не знал о нагрянувшей беде. Внезапно открылась дверь и в зал, откуда ни возьмись, буквально влетела мама: «Война!». Схватила дочку за руку — и бежать. Анну Алексеевну, бывшую на сносях, пытались остановить. Но она кричала: «Война, понимаете? Я детей здесь не оставлю!». Оказывается, она, добравшись до Питера, не могла никак выехать к детям. Даже несмотря на то, что её сестра Женя была начальником Варшавского вокзала: «Анечка, миленькая, не могу ничего сделать — отправляют только военных и их семьи». Анна Алексеевна горько рыдала в тот момент. К ней подошёл офицер и спросил, что случилось. Мама рассказала о детях, которые остались в санатории, о невозможности к ним добраться. И офицер помог.

Позже семью эвакуировали в Кировскую область. Нина Константиновна помнит, что папа был назначен отправлять составы. Поторапливал, буквально запихивал людей в вагоны — вот-вот состав отойдёт. Их поезд тронулся, а следом двинулся состав с детьми из детсадов и санаториев. Он-то и попал под бомбёжку — был разбит полностью. Детишек выкидывали прямо из окон. Родители Ниночки помогали перетаскивать их в свой поезд. Сколько там погибло людей, страшно представить... От потрясений Анна Алексеевна родила пятую — Машеньку. Из-за бомбёжек состав останавливался в лесах раза три. Бог миловал...

Бывало в жизни всякое...

Из Кирова мать и дети вернулись в Лугу. Отец воевал на фронте. Соседний Псков был ещё под немцем. Машенька к тому времени уже умерла от голода. Нине шёл одиннадцатый год. «На вокзале стояли вагоны со жмыхом. Мы даже умудрялись ломать дно, чтобы что-нибудь достать», — рассказывает Нина Константиновна. В четырнадцать лет она пошла работать. Сначала сколачивала ящики на овощной базе. Пошла учиться в вечернюю школу, дабы окончить хотя бы четвёртый класс. Трудилась грузчиком, потом делала гвозди в цеху. Когда его закрыли, Нина не понимала, что такое сокращение. Сказали уходить — и всё. Как это так, негодовала она, выгнали с работы! Устроилась в цветочное хозяйство. Маме про увольнение ничего не сказала — побоялась. Но, когда Анна Алексеевна узнала правду, в доме был скандал. Она думала, что дочка месяц прохлаждалась без работы. Благо потом матери всё объяснили.

Нина Константиновна признаётся, что мама частенько её лупила, так как она была очень непослушной девчонкой. Бывало, уйдёт рано утром за грибами, когда все ещё спят. А домой приходила только вечером. Тут мама и всыпет по первое число. А потом бежит на вокзал продавать сбор, чтобы купить семье хлеба.

«Мама у меня была хорошая. Во время войны на Кировщине она работала в солевых шахтах, на руках было пятеро детей. Там давали маленькую тарелку мучного супа, но мама приносила её нам. Несмотря ни на что, после войны у неё ещё трое детей родились! Столько жизненных испытаний ей выпало, что нервы, конечно, были истрёпаны. В детстве об этом совершенно не задумываешься, — вспоминает Нина Константиновна. — И папа был замечательным человеком. Меня сильно любил, называл всё время малышкой, даже когда выросла. Как же хочется, чтобы родители жили вечно! В 1968 году от рака умер папочка, в 1993‑м не стало мамы...».

Свой семейный очаг Нина зажгла в девятнадцать лет, когда вышла замуж. Валентин Иванович был русский, но родом из Узбекистана. Слыл отличным плотником и столяром. Супруги растили троих детей. Нина Константиновна в декрете никогда не сидела — зарабатывала деньги. В 1984 году родилась внучка, которую им пришлось воспитывать с рождения. Забот хватало. Попробуй-ка подними на ноги своих детей да ещё внучку. С мужем они прожили 52 года. Супруга не стало в 2008 году. Всякое случалось в долгой семейной жизни — и хорошее, и не очень. Жили на Севере, в Узбекистане, на Украине.

29 мая 1990 года волей случая Нина Константиновна переехала в посёлок Батецкий. Пошла трудиться в общественную баню, где отработала пятнадцать лет.

Бабушка рядышком с правнучком

Женщина вспоминает, что работала, а под боком была детская коляска с правнуком Максимкой. Так вышло, что мальчик с рождения воспитывается Ниной Константиновной. Он бодро и с улыбкой говорит: «Живём нормально!». Сейчас Максим учится в шестом классе. Мальчишка хороший, бабушке старается помогать. Жалеет её и переживает, особенно когда поднимается давление: «Бабуленька, пожалуйста, не нервничай». В гости к Максиму часто приходят друзья. Бабушка что-нибудь да испечёт, чаем напоит. И самой вроде как веселей становится.

Нина Константиновна с людьми всегда ладила и, кажется, может простить всё — таков характер. Если её обидели, мстить и оговаривать не станет, просто этого человека не будет замечать. Теперь Максим для неё — свет в окошке. Нина Константиновна всегда интересуется его школьными делами, регулярно ходит на родительские собрания. Два раза они ездили с Максимом на море. Мечтают поехать туда ещё разочек.

За время нашей беседы она ни разу не пожаловалась на что-либо. А ведь жизнь нелёгкая, и помощь наверняка не помешала бы. Но у этой женщины в невидимом кулаке зажата огромная воля к жизни с неизменным оптимизмом и верой в лучшее.

Утром Нина Константиновна обязательно делает зарядку. Пятнадцать упражнений по столько же раз каждое: «Без зарядки я никто!». Готовит завтрак, поднимает Максима в школу. А когда он уходит, занимается домашними делами. Отопление у них печное. В холодное время года по полу гуляет ветер. Такие дела: печка горячая, а тепла нет.

«Да, сумбурная у меня жизнь вышла. Но я ею довольна, несмотря ни на что», — подытоживает Нина Константиновна. И, смеясь, рассуждает: «Провожу Максима в армию, встречу, поженю... И уж тогда буду спокойна».

Дай вам Бог сил и терпения!

Валерия Поденас

Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить