Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Жил на свете Человек

15 : 45    |    06.09.2019
Автор статьи – внештатный корреспондент «Любытинских вестей», писатель, охотник, житель блокадного Ленинграда Всеволод Васильевич Васильев (Куб)

Живут на свете люди. По-разному живут, кто как умеет. И все они, уходя из жизни, добавляют что-то в историю страны. Кто — маленькую строчку, кто — страничку, а кто и целый роман.

Историки и социологи утверждают, что у страны или отдельной нации, плохо знающей своё прошлое, не может быть перспектив на светлое будущее. Поэтому изучению прошлого, народной героике и эпосу старались уделять большое внимание. Но, как выяснилось позже, – не везде и не всегда, к сожалению.

Человек и история

Каждому человеку судьба определяет меру почестей при жизни и меру памяти после ухода из неё. Только очень разная эта мера. От любви и уважения детей и друзей с подарками к дням рождения, другим памятным датам и скромной таблички на мраморном крестике после смерти – до всенародной любви и восхищения при жизни, а после ухода – установки памятников и открытия музеев. Между ними огромное количество вариантов. И тем не менее каждый человек в меру способностей и возможностей участвует в создании истории своей страны.

Вид с веранды дома ЛиверовскогоГлобальными формами — историями войн, революций, крупных строек и выдающимися личностями — занимались специализированные научно-исторические организации. Нижний пласт истории всегда слагался из народного эпоса, прославляющего богатырей, умельцев и других ярких фигур. В тени оставались представители среднего слоя: не самые выдающиеся герои войн и труда и специалисты во всех областях, живущие, как правило, в глубинке. Хотя их суммарный вклад в историю страны бывал весьма ощутимый. А изучению этих материалов было дано определение – краеведение.

Исправить положение пытались в 70-х годах прошлого века, объявив туристско-краеведческую экспедицию для школьников «Моя родина – СССР». И ведь шагнула по всей стране экспедиция, открыв школьные музеи Боевой и Трудовой славы, созданные по материалам, собранным в походах и экскурсиях. Но попала под жернова перестройки и сама ушла в Историю.

Экскурсия продолжаетсяСтремительно летят годы. Но остаются люди и события, делающие историю. А иногда новым становится хорошо забытое старое. И теперь в отдельных регионах страны пытаются восстановить скаутское движение, чтобы прививать любовь к Родине, уважение к Воинскому Долгу, физическую закалку. И жаль, что «умер» краеведческий туризм, открывавший детям участие в написании Истории своей страны. Или хотя бы малой Родины.

Время летит, и хочется верить, что подрастают уже будущие учителя школ, работники детских клубов – энтузиасты и патриоты своей малой Родины, которые без объявления экспедиций просто скажут своим ученикам:

– Давайте-ка, ребята, накинем на плечи рюкзаки и пойдём в поход, изучать свой Родной край.

И, возможно, появится в Новгородской области ещё один музей...

Неугомонный и Неравнодушные

Нас провожает баба Алёна (Елена Леонидовна Шембель)Жил на свете человек. Интересно жил, содержательно, поскольку был Неравнодушным и Непоседливым. С детства полюбил вольный воздух природы, леса, волны Финского залива, охоту, собак... В молодости тесным стал ему родной город Ленинград, и убегал он от него в дальние страны – северные моря, арктическую тундру. Потом успокоился, вуз окончил, инженером-химиком стал, а затем и учёным.

Но всё искал на северо-западе страны такое местечко, где было бы просторно глазу и вольно душе. И нашёл-таки, Неугомонный! И озеро большое – рыбное и таинственное, и леса вокруг необъятные. Там и построил себе дом, чтобы наезжать туда в свободное от городских дел время.

Там и мечту свою юношескую – стать писателем – осуществил, стал писать о людях полюбившегося ему края, об озере Тихом, о любимой охоте... И людей вокруг себя объединил – таких же творческих, страстных, неугомонных: писателей, художников, артистов из Ленинграда, Москвы и других ближних городов. Спустя годы и туда добралась умевшая закрывать не только детские экспедиции Госпожа Перестройка. Только этот человек не успел увидеть плодов её деятельности. Ушёл в Историю...

Эти предметы могут стать экспонатами для будущей экспозицииЗато остались жить в деревне двое Неравнодушных, которые ещё при жизни Неугомонного стали биографами его семьи. Собирали и несли к себе в дом его книги и отзывы о них, другие документы. А после ухода из жизни верной Спутницы Неугомонного перенесли к себе и весь архив с фотоальбомами, картинами, смешными вывесками, подаренными друзьями, и их личными вещами.

И получился Музей. Пусть маленький, скромный, но не просто музей, а ещё и с экскурсоводом в придачу – прекрасно подготовленным и влюблённым в своё дело. Вроде, всё бы хорошо, да уж больно далёк, почти недоступен очутился музей для желающих его посетить.

Пару лет назад несколько Неравнодушных, привлечённых слухами об этом музее, поехали и, преодолев немалые трудности и расстояния, проверили слухи и навестили Хранительницу музея Елену Леонидовну Шембель – бабу Алёну, как принято её там называть. И случился у неё такой редкий праздник, поскольку «поработала» она недолго экскурсоводом: и музей показала, и дом Неугомонного, который теперь является как бы его частью. И уже тогда завис в умах Неравнодушных вопрос: «А что будет дальше, когда позовёт История к себе бабу Алёну? Жалко, если пропадёт всё то, что должно служить Людям, Истории».

Музею быть?

И выход-то, кажется, есть. Если не так просто стать посетителем этого музея, значит, сам музей нужно перенести ближе к людям вместе с его экскурсоводом, они же неразлучны. Как, когда и чьими силами это сделать – должны думать люди деятельные и неравнодушные, любящие свою Родину и её историю. Желающие обогатить свой новгородский край ещё одним музеем, чтобы услышать когда-нибудь слова только что осмотревшего его посетителя: «Ну надо же! Жил на свете человек!».

И если, предположим, Любытинскому или Хвойницкому районам это не потянуть, то не возьмётся ли за дело сам Князь Великий Новгород?

Эти предметы могут стать экспонатами для будущей экспозицииКонечно, можно поступить и по-другому – махнуть рукой и сказать: «А мне это надо? Я, может, до светлого будущего и не доживу. Пусть молодёжь этим занимается!». А молодёжь в ответ: «А нам-то что? Нам нужен хоть какой-нибудь дипломчик менеджера, машина и квартира в кредит в ближайшем городе. А если что-то нас заинтересует, найдём всё в Интернете».

Но для того, чтобы найти сведения в Интернете, нужно чтобы кто-то туда их поместил. Так и с музеем должно быть. Его надо сначала перевезти в Хорошее место (ну должно же найтись такое в Новгородской области!), смонтировать экспозицию, удобную для ознакомления, снабдить сопровождающими текстами. А потом сделать музею сайт, разместить сведения о нём в соцсетях и сделать ещё много больших и малых дел. Вот тогда и открывайте Интернет, пользуйтесь, если лень свой зад оторвать от компьютера и просто сходить в музей.

А может, зря я так на молодёжь... На всю. А вдруг есть среди них нормальные, неравнодушные, не забывшие слова: Малая Родина, Долг, Патриотизм? Которые захотят спросить: «А где такое озеро Тихое, что за деревня, где жил Неугомонный, и кто такой он сам?».

Для них и других Неравнодушных я отвечаю. Деревенька Домовичи стоит на высоком берегу красивейшего, с множеством островов карстового озера Городно (в книге – Тихое), что на границе Любытинского и Хвойницкого районов. А сам Неугомонный звался при жизни Алексеем Алексеевичем Ливеровским – Учёным, Писателем, Охотником, Собаководом. И кем-то, возможно, ещё другим, о чём предстоит узнать тем Неравнодушным, кто возьмёт на себя смелость и ответственность дать полную жизнь прозябающему пока музею. Только надо торопиться, пока не поздно. Пока ещё есть что изучать и показывать людям. Пока...

Жаль, конечно, что мы, люди, не вечны и все когда-нибудь уйдём в историю: и экскурсовод баба Алёна, и те, кто, может быть, возьмутся подарить будущему этот музей, но память об их добрых делах останется. Как и музей.

Всеволод КУБ
Фото Киры СОБОЛЕВОЙ и Юлии Цуриковой

Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить