Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Предложил преступнику стать... понятым

16 : 22    |    26.02.2018
Пётр Николаевич любит вспоминать прошлое, рассматривая семейный фотоархив

Встреча с ветераном МВД Петром Николаевичем Барановым актуальна не только в преддверие 55‑летия со дня образования органов предварительного следствия, которое будет отмечаться в апреле, но и накануне Дня защитника Отечества, поскольку он достойно отслужил в своё время в рядах советской армии, а затем четверть века, боролся с преступностью, защищая граждан от незаконных посягательств.

Сейчас он находится на заслуженном отдыхе, но продолжает идти по жизни как сотрудник милиции: не меняя своих принципов, убеждений, во главу угла ставя закон и порядок.

Пётр Николаевич вляется уроженцем Псковской области, рассказывает, что во время его детства, юности уехать из сельской местности было крайне сложно. Крестьянам до 1974 года не выдавались паспорта и запрещалось покидать свои колхозы. Но после службы в армии ему «правдами-неправдами» удалось всё же добыть паспорт и поселиться в Новгороде, где он устроился на работу водителем автобуса в одну из строительных организаций. Приняли без проблем, ведь два армейских года в автомобильном батальоне (служил под Ленинградом) и категория «водитель 2 класса» дорогого стоили!

Спустя год он сам, по идейным соображениям, подал документы в Таллинскую школу милиции. Как тогда говорили, пошёл «по набору».

— Обучение в этой школе я называю «второй армией», — рассказывает он, — подъём, зарядка, завтрак, занятия ... отбой — всё это продолжалось в течение двух лет. Получив первоначальное юридическое образование, я попал по направлению в Новгородскую область, в областном Управлении МВД определили место моей дальнейшей службы — Сольцы.

Это был 1979 год. Отдел милиции в нашем городе тогда возглавлял Баринов Юрий Ильич. В следственном отделении проходили службу два опытных сотрудника.

— Оба уже, по-моему, были в звании «майор», — продолжает Пётр Николаевич, — фамилия одного была Колпачков, имени-отчества не помню, а второй — Кононенко Александр Сергеевич. Они меня научили азам следствия. Начинать всегда нелегко, вот и мне пришлось приложить немало усилий, чтобы стать следователем. Тем более, оснащённость в то время была почти «нулевой». Даже печатных машинок не было. Меня очень удивляло, как Александр Сергеевич писал от руки не только допросы, но и обвинительные заключения, а это десятки, сотни страниц! А у меня почерк — неразборчивый, поэтому пришлось заняться поиском машинки. Где-то всё-таки нашёл её, но она оказалась чуть ли не времён революции 1917 года. Но — рабочая. Несколько букв‑клавиш отвалились, припаивал новые. Строчки после этого ремонта получались неровные, буквы на бумаге «скакали». Поскольку мы печатать не умели, некоторое время осваивали это занятие. А после двадцати лет службы в следствии я мог печатать с закрытыми глазами!

Некоторое время молодой следователь трудился один, по несколько раз в сутки выезжая на места происшествия. Проводил следственные эксперименты, исследовал улики (эксперта-криминалиста ещё в штате не было), возбуждал уголовные дела...

Уровень преступности в 80‑е годы был очень высоким. В вокзальном микрорайоне располагалась спецкомендатура, в которой проживало около ста условно-досрочно освобождённых из мест лишения свободы граждан. Они работали, могли свободно передвигаться по территории города. По словам Петра Баранова, среди них можно было встретить и убийц, и грабителей, и воров, и хулиганов всех «мастей». Нередко эти люди вновь переступали закон, совершая хищения из квартир, домов, торговых точек. Например, один из жильцов спецкомендатуры однажды спрятался в подсобном помещении универмага, дождался ночи, похитил золотые украшения и затем спрятал их в колодце. Эта кража была раскрыта, расследована в кратчайшие сроки.

— Немало было проблем и с молодёжью из Узбекистана, — вспоминает ветеран МВД, — которая приезжала для работы в организации «Ташкент — 2». Они не отличались примерным поведением. Да и молодые сольчане постоянно пытались дать понять гостям из Средней Азии, что те находятся на чужой территории. Драки, поножовщина никого тогда не удивляли.

Помнит Пётр Николаевич и свой первый выезд на место преступления. На улице Володарского водитель автомобиля сбил велосипедиста. Пострадавшего доставили в больницу, а следователь Баранов и инспектор ГАИ Николай Папилин быстро разыскали виновника ДТП. Вообще им часто приходилось работать в паре.

— Один раз я пришёл домой на обед, — продолжает мой собеседник, — но перекусить не успел, поскольку услышал звук мотора и голос Николая Михайловича: «Сэр, карета подана». В тот день мы выезжали на улицу Заречную, на повороте за мостом мотоцикл с коляской («Урал» или «Днепр») врезался в автомобиль. В результате удара произошла утечка бензина, он воспламенился, водитель и пассажир мотоцикла сгорели заживо. Жители Выбитей, молодые совсем — обоим ещё 25 лет не исполнилось. Выяснилось, что находились они в нетрезвом состоянии. А к Николаю Михайловичу Папилину я всегда относился и отношусь сейчас с уважением, он — очень надёжный, порядочный человек.

Отдельно Петр Николаевич вспомнил свою коллегу Марину Навойчик, вместе с которой отработал пятнадцать лет. «Умница в знании норм права, — отметил он, — а в жизни — милейший, добрейший человек».

В 1981 году Пётр Баранов поступил в Ленинградский филиал ордена трудового Красного Знамени академии СССР и через пять лет успешно окончил, получив специальность «юрист» (правоведение).

— Если кто-то думает, что милиционеры 70–80‑х годов жили припеваючи, то он заблуждается, — продолжает он, — зарплата не высокая, 70–80 рублей, что-то в дом приобрести нельзя было без кредита. Бытовые, жилищные условия сложные, часто в одной комнатке проживала семья из трёх-четырёх человек. Но трудности мы переносили мужественно, ведь выросли, можно сказать, в послевоенное время.

В 90‑х годах через СО, которое возглавлял Пётр Баранов, прошли многие способные сотрудники.

Молодой следователь

— Саша Тихонов, Володя Лонский, Дима Баринов, Наташа Сверчкова — отличные, самостоятельные ребята, — с ностальгической улыбкой рассказывает Пётр Николаевич, — быстро вникали в работу, это позволило многим из них в дальнейшем преуспеть в карьере. Многие служат и сейчас.

В 1999 году его пригласили в областной центр, на должность начальника следственного отдела Новгородского района. Там он отработал три года, руководя штатом из двадцати следователей. По достижении пенсионного милицейского возраста вернулся в Сольцы. Говорит, что никогда не имел «карьерного гонора или форса», поэтому высокие областные должности его не интересовали. В 2002 году возглавил Солецкий отдел судебных приставов, через пять лет перешёл в отделение вневедомственной охраны, где служил до 2016 года. Сейчас — отдыхает, общается с друзьями, бывшими коллегами, смотрит интересные телепередачи, занимается домашними делами.

Дети Петра Николаевича пошли по его стопам, дочь — юрист, проживает в Великом Новгороде, сын после 8 класса «променял детство на погоны», окончил Суворовское училище, сейчас учится в юридическом вузе Санкт-Петербурга.

— За время службы в милиции я познакомился с большим количеством жителей района, и могу ответственно заявить, что у нас большинство населения — порядочные, честные люди, готовые вместе с правоохранительными органами активно бороться за порядок и законность.

Коллеги всегда отмечали поразительную интуицию Петра Николаевича, которая помогала ему в раскрытии преступлений. Наглядный пример — как-то в в «Питомнике» воры проникли через форточку в жилой дом, похитили иконы, меховые шапки, золотые украшения, деньги. На подоконнике остался отчётливый грязевой след от спортивной обуви. На следующий день Пётр Баранов шёл по направлению к больнице и увидел, что впереди идущий молодой человек оставляет такие же следы на земле. Он не растерялся, предложил ему выступить в качестве понятого. Удивительно, но подозреваемый даже подождал следователя, когда тот на минутку забежал домой! Когда они пришли в отдел милиции, парень (оказалось, ранее судимый) признался, что приехал к другу в Доворец, и когда они гуляли по городу, совершили эту кражу.

Рассказывать о профессиональных победах ветерана милиции можно долго. Ещё один пример, когда в 80‑х годах было раскрыто убийство в деревне Остров. Родственник (муж сестры) местной жительницы приехал из Новгорода ночью на такси, убил её молотком с целью получения наследства и уехал на этой же машине обратно. А утром вышел на работу (был пожарным). К вечеру его задержали.

Несомненно одно: Пётр Николаевич — пример преданности профессии, высокого нравственного уровня, обострённого чувства справедливости. И именно на таких людей следует равняться следующим поколениям.

Сергей ОВЧИННИКОВ
Фото автора и из архива Петра Баранова

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить