Понедельник, 15 июля 2024

Редакция

Караул, на выезд!

Пожарный, уходя со смены, никогда не пожмёт руку коллегам. Но не потому что здесь не знают правил приличия. Наоборот, исключительно из добрых побуждений.

Ольга ПАРИЦКАЯ
Фото автора

Владимир Архипов девять лет является начальником 10-го отряда противопожарной службы Новгородской области. Проще говоря, возглавляет пожарную охрану Новгородского района.
У него имеется внутренняя защита от эмоций, увиденных трагедий. Он спокойно может говорить о трупах и других вещах, от которых нормальный человек содрогнется. Но когда он рассказывал о проблемах сегодняшних пожарных, у него вдруг заканчивались слова. От других эмоций.

– Владимир Николаевич, Вы ведь не новгородец по рождению. Как оказались в Новгороде, почему стали пожарным – расскажите, пожалуйста.
– Я родом из Тамбовской области, вырос в деревне, и что такое крестьянский труд – знаю с детства. После школы получил специальность электромонтажника, отслужил в армии. В Новгород приехали с женой в 1984 году, она заканчивала тут педагогический институт. А я решил стать пожарным. Думал, куда бы пойти работать, и решил, почему бы не в пожарные. Сходил в областное управление МВД, поговорил, и мне предложили место в пожарной части ПО «Азот». Что характерно для того времени, собеседование со мной, даже еще не пожарным, а только кандидатом на эту должность, проводил сам начальник пожарной охраны области Валентин Александрович Макаров. Такое было внимательное отношение к молодому пополнению.

– Были на Вашей памяти серьезные пожары на химическом производстве?
– На «Азоте» пожары были крайне редки, их там нельзя допускать. Работала группа профилактики, и если выявлялись нарушения, их быстро устраняли. Но это не значило, что нам, пожарным, делать там было нечего. Наоборот, профессиональная подготовка проходила на высшем уровне. Каждый день изучали теорию, производство азотной кислоты знали не хуже работников цеха. Шла отработка нормативов, боевая подготовка с выездом на объекты.

Случалось, когда приходилось применять теорию на практике, и ошибаться там было нельзя. Был и серьезный пожар... Ну как серьезный... Когда тушили, думали, что ничего особенного. Уже после осознали, чем могло дело закончиться. Горела емкость с ацетальдегидом. Это легковоспламеняющаяся жидкость. Емкость была обшита утеплителем и металлом. Одни из нас разбирали обшивку, другие тушили. Справились быстро, потушили. А потом уже поняли, если бы тогда рвануло, никому бы мало не показалось.

Я хочу отметить другой момент – особое отношение руководства не только к противопожарной безопасности на предприятии, но и к жилым домам, где проживали химики. Мы регулярно получали задание поквартирно обходить эти дома, беседовать с жителями на тему профилактики. И работа давала свои плоды.

– С Новгородским районом Вы ведь связаны уже очень давно?
– С 1995 года я пришел в областную службу пожаротушения, моей задачей стало руководство тушением пожаров в Новгородском районе. Не было суток, чтобы я не выезжал на пожар. В основном горел частный жилой сектор.

– Погибших много повидали?
– Долго не мог забыть только первую гибель, которую пришлось увидеть. Приехали тушить гараж. Ворота были закрыты, горело изнутри. Мы вскрыли гараж, направили внутрь стволы, потушили, зацепили тросом «Москвич», вытащили его. Мужчина, вернее, то, что от него осталось, сидел, облокотившись на руль... Забыть не мог долго. А потом стало легче, как будто включилась защита от этих эмоций. Иначе невозможно было бы жить с такими воспоминаниями.

Вот еще такой случай. Тушили дом в деревне около Новгорода. От него остались одни черные стены. Зашли внутрь, а там в кресле сидит дедушка и прижимает к себе маленького ребенка. Он был инвалид, не мог ходить, а ребенок маленький, не мог сам выбраться из комнаты. Так и «ушли» они вдвоем.

– Вам на пожарах бывало страшно?
– Могу ответить только за себя. Когда выезжал на пожар, думал лишь о том, чтобы никто из моих пожарных не погиб. Самое страшное – терять людей. А работа по тушению – это ремесло, ему надо научиться. Приезжаешь на пожар, оцениваешь ситуацию: тут горит дом, рядом другие дома. Надо выбрать решающее направление. Если все сделать правильно, то будут спасены стоящие рядом объекты.

Владимир Архипов: «Соблюдать правила безопасности – зона ответственности самого человека...»

Еще необходимо определить очаг пожара и подойти к нему как можно ближе для тушения. Что такое очаг? Это своеобразный «ядерный реактор». Если подать в очаг воду, то пожар можно быстро локализовать.

Помню, приехали тушить частный дом. Пожар начался со двора, дворовые постройки уже горели, огонь перекинулся на фасад дома. А у нас одна цистерна – 2,5 тонны воды всего. И здесь надо уметь работать. Пожарный ствол – как скальпель, надо один «надрез» сделать, другой. Если встать и просто лить, никакой воды никогда не хватит! Мы подошли профессионально, нашли очаг пожара и быстро его ликвидировали.

– Вам приходилось терять своих коллег?
– В прошлом году Константин Романов из Пролетарской пожарной части умер по дороге в больницу. Ему стало плохо после серьезного пожара. Но, знаете, у нас, пожарных, профессия стрессовая. Вот так накапливается потихоньку, а в определенный момент сердце может не выдержать...

– Пожарные верят в приметы?
– Еще как! Например, сапоги чистить надо с вечера, а перед заступлением на смену уже нельзя. Иначе придется их сразу испачкать, то есть выезжать на пожар. Еще никогда нельзя прощаться за руку, а то обязательно вернешься, то есть поедешь на пожар.

– Развейте какие-нибудь мифы о пожарных.
– Самый распространенный – «пожарные без воды приехали». Положа руку на сердце, за мою службу никогда такого не было. Это просто невозможно! Каждые сутки в 8 часов происходит смена дежурства, заступающий караул проверяет технику, пожарно-техническое вооружение, ГСМ. Пожарный должен посмотреть стволы, рукава, открыть люк у цистерны и посмотреть, есть ли там вода. Это проверяется каждый день. Просто не может быть, чтобы пожарные приехали без воды. Другое дело, что 2,5 тонны воды в цистерне улетают за 7 минут работы.

Еще у людей такое впечатление может сложиться, когда мы приезжаем, уточняем у местных жителей, где поблизости – пожарный водоем. А у людей сразу мысль, что мы без воды приехали. Но в такие моменты не до объяснений.

– Сколько времени дается на выезд пожарной машины?
– Если строго по нормативам, то пожарный должен надеть боевую одежду за 1 минуту. Далее водитель заводит машину, на это тоже примерно минута. Пара минут на сборы.

– Расскажите, что Вас сейчас волнует как руководителя пожарной охраны Новгородского района?
– Пожарные водоемы и гидранты – это наши болевые точки. Причем, если о водоемах мы еще как-то говорим, то на гидранты уже нет никакой надежды. Везде, где имеются гидранты, – ситуация аховая. Большинство их неисправны, а сети изношены. Поэтому для нас так важно, чтобы пожарные водоемы находились в удовлетворительном состоянии – были очищены от мусора, имели достаточный объем воды.

Пока же сплошь и рядом случаи, когда приходится тушить пожар подвозом воды. То есть гнать машину за водой за несколько километров из-за того, что водоем либо отсутствует, либо в неисправном состоянии.

Еще отмечу, что даже в лихие 90-е, когда мы по нескольку месяцев не получали зарплату, не прекращалась ни боевая, ни профессиональная подготовка. Когда надо было проверить водоисточники, мы садились в пожарную машину и ехали по закрепленному району, смотрели водоисточники, гидранты, водоемы. Это делалось два раза в год. И пожарный даже зимой, под снегом, мог быстро найти знакомый люк колодца.

– Сейчас разве такого нет?
– К сожалению, выезды ограничены по банальной причине – отсутствие топлива. И у меня не хватает слов, чтобы выразить свою обеспокоенность по этому поводу. Все-таки пожарный должен знать свой район выезда, знать имеющиеся водоисточники!

Еще одна наша серьезная проблема – кадровая. Но не повсеместно, а лишь в поселке Тёсовском. И это отражение нашей действительности – в поселке отсутствуют молодые люди, годные по здоровью для службы в пожарной части. Пенсионеров, инвалидов мы взять не можем, а других просто нет.

– Владимир Николаевич, в трудную минуту люди, забыв о ваших проблемах, будут звонить и просить о помощи...
– А пожарные приедут и будут тушить, спасать людей, имущество, также забыв о своих проблемах. Потому что огонь очищает мысли. А большинство погорельцев уже иными глазами смотрят на профилактику пожаров. Им уже не кажется, что огнетушитель – лишний предмет в доме.

Каждый лично отвечает за свою собственную безопасность. Это зона ответственности самого человека – соблюдать правила пожарной безопасности. Выключить утюг из розетки, заменить старую электропроводку, отремонтировать печь... В быту много моментов, когда можно махнуть рукой и понадеяться, что «авось, пронесет». А можно делать, как того требуют правила и элементарное чувство сохранения своей безопасности.

***

30 апреля – День работников пожарной охраны. Редакция газеты поздравляет доблестных пожарных Новгородского района, ветеранов пожарной охраны с профессиональным праздником. Желаем вам спокойных трудовых будней, крепкого здоровья и, конечно, сухих рукавов!

РЕКЛАМА

Еще статьи

И если что-то счастьем зовётся на земле, букет сирени в том числе…

Их любовь — очень тёплая, уютная, простая, открытая и оттого такая красивая и притягательная. Супруги Виктор и Любовь ИВ...

Одною нитью связаны

Куда бы ни привели Шамсудина МАГОМЕДОВА жизненные обстоятельства или амбициозные идеи, с ним всегда рядом его верная спутница — жена Гюльнара.

Выпей чай и не скучай!

О чайном фестивале в посёлке Хвойная

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА