Среда, 24 июля 2024

Редакция

Её года – её богатство

Нашей односельчанке Клавдии Карповне АКИМОВОЙ исполнилось 100 лет!

Если у опрятного дома на улице 60 лет Октября вам доведётся увидеть худенькую бабульку в очочках, довольно бодро передвигающуюся с помощью «третьей опоры» – палочки, знайте – это она и есть, Клавдия Карповна. Сегодня она – одна из единичных марёвцев, сумевших преодолеть недостижимый для подавляющего большинства вековой барьер. Вне конкуренции – Татьяна Андреевна Баранова, которой уже 103 стукнуло, она же в списке долгожителей – на почётном втором месте.

Спроси бабу Клаву – как удалось столько прожить? – вряд ли аругментированно ответит. Как, впрочем, и другие долгожители. Что тут влияет – здоровый образ жизни, природная закалка, наследственность? Наверное, всё вкупе, наверное – так «карта легла». Конечно, важен и генотип – то здоровье, что в роду заложено. Иначе как объяснить феномен долгожительства людей, в своё время и физической работой загруженных «под завязку», и тягот, испытаний переживших не меньше?

Говоря о пожилых людях, в числе возрастных особенностей часто называют ослабление умственных способностей, «старческий склероз». Это, точно, не о бабе Клаве: что-что, а память у неё – молодой позавидует. Поспрашивайте о коллективизации, о войне, о послевоенной разрухе после изгнания немцев, о колхозной жизни – сами убедитесь. И признаков умственной слабости днём с огнём не сыщете: не только здраво рассуждает, но и адекватно оценивает обстановку, вплоть до политической, а хотите – и совет дельный даст.

Голова же у неё – кладовая памяти. (Что, в общем-то, является особенностью большинства возрастных людей: могут забываться недавние события, а происходившие много десятилетий назад – «отпечатались» навечно, никуда не уходят).

А вспомнить есть что...

Как «раскулачивали» родных, крепких крестьян, имевших, выражаясь по-современному, «малый бизнес», как сгоняли всех в колхозы, когда в выигрыше оказывались бедняки да бездельники-говоруны.

Как уходили мужики на Финскую (ей на ту пору уж 19 стукнуло), а вскоре – и на страшную Отечественную. С которой мало кто из односельчан вернулся. Погибли на фронте и её братья, и жених.

Как сотни жителей района угоняли немцы: кого – в Германию или Прибалтику, кого – поближе. И она оказалась «по ту сторону фронта», под Старой Руссой. Не в партизанах, конечно. Как и многие, познала подневольный труд в «санитарной команде» – стиркой занималась. То ли свидетелей и очевидцев тех давних событий не нашлось, то ли их особо и не искали, но в случае удачи могла она, наверное, как пострадавшая от фашизма «узница», рассчитывать на немецкие марки.

Как потом, по возвращении из неволи, замуж выходила за Федю, молодого в сравнении с нею, да вот, поди ж ты – приглянулась. Как детишки один за другим пошли, как грибочки: сын и три дочки. Как тяжело было жить многодетной семье (пятеро детишек). Хоть и работали с мужем в колхозе не меньше и не хуже других, а всегда чего-то не хватало. Хорошо, что добрые люди оказывались по соседству. С благодарностью вспоминает Клавдия Карповна тогдашнего председателя Новорусского сельсовета Василия Яковлевича – вот был человек, всё понимал, всегда помогал семье, чем мог. Выжили в те нелёгкие времена, детей на ноги поставили.

Трудности для неё – позади. Теперь-то ей – лафа, считает баба Клава: живёт у младшей дочки Кати, как царица (а фамилия дочери в замужестве – Царёва!), в отдельных «апартаментах», всегда сыта, одета-обута, пенсию получает. Всего-то 16 тысяч рублей – негусто для столетнего человека, но и этим очень довольна. Этим «богатством» щедро делится с внуками – через посредничество дочери, поскольку они далековато живут. А Екатерина Фёдоровна держит «письменный отчёт»: кому, когда и сколько переслала «материальной помощи» – у мамки не забалуешь...

Царёвы живут неприхотливо (по их оценке), довольствуются тем, что есть. Даже опекунство на престарелую мать не оформляет дочь, как делается в подобных случаях. Неприхотливость – это тоже, наверное, от матери, внушающей, что надо довольствоваться малым, что бог дал. Всё необходимое – есть, что же ещё?

С возрастом стало у бабы Клавы со слухом неважно, а телевизор смотреть любит. Так дочка ей наушники купила. Теперь бабуля немало времени проводит перед «ящиком». Есть любимые программы, но и «текущей обстановкой», политикой интересуется – как все русские. И не просто слушает, но и пересказывает домашним содержание – со своими комментариями, естественно. Как и содержание районной газеты – дочке-то с зятем всё недосуг прочитать, всё чем-то заняты. Бабушка в валеночках, но в наушниках перед экраном телевизора – это, я вам скажу, картина...

День 15 июля был обычным в её размеренной жизни. И – на тебе, вдруг гости в дом нагрянули.Нет, не родственники, а представители власти: замглавы района, завотделом соцзащиты, председатель районного совета ветеранов. Здравствуйте, говорят, дорогая Клавдия Карповна, пришли мы вас поздравить со столетним юбилеем.

Она-то знает, что родилась 17 июля, а сельсоветский писарь по ошибке записал в паспорте – 15‑го, совсем забыла. Но гости есть гости. К тому же – почётные. К тому же – с хорошим подарком от администрации. Да ещё – и с именным поздравлением от самого Президента России Владимира Владимировича Путина! Как тут не расчувствоваться?

Но не растерялась именинница. Достойно пообщалась с гостями. По их просьбе рассказала, как жили-были и до ста лет дожили. Вновь вспомнила уважаемого ею председателя сельсовета и всё сделанное им для её семьи (четверть века уже, как нет его, а доброту и заботу люди помнят). Не забыла обратить внимание и на «текущую обстановку» в районе, на упущения в работе. Целый год, говорит, из колонки вода течёт мимо дома, куда ж годится такое расточительство – эдак без штанов останетесь.

Промолчали гости – а что сказать в ответ, всё правильно бабушка говорит.

Гости ушли, а хорошее настроение у именинницы – осталось. Довольна баба Клава, ведь для пожилого человека важнее всего – внимание. Помнят о ней, не забыли о её столетии. Всё хорошо, жизнь продолжается.

...Год назад в преддверии юбилея односельчанки газета рассказывала о Клавдии Карповне – в заметке «Две девятки встали в ряд». Что изменилось за год? Ну разве то, что тогда баба Клава ходила с одной палочкой, а сегодня ходит с двумя. Всё остальное – без перемен. Так держать!

Анатолий КАСАТКИН
Фото с сайта администрации района,
Валентины Голубевой и автора

РЕКЛАМА

Еще статьи

Как ты яхту назовёшь, так она и поплывёт!

И в жару, и в дождь работники культуры находят интересные занятия для детей

администрации Любытинского района

Моя ладья в волнах плывет

Любытинский музей начал проводить водные экскурсии на стилизованном славянском судне.

Долгожителя Геннадия Никонова поздравляет с 90‑летием Римма Кузнецова

Тихая пристань ветерана

Для бывшего корабела, 90‑летнего Геннадия Никонова, таким местом жизненной швартовки стал город Холм.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА