Среда, 17 июля 2024

Редакция

Для больницы наступила новая пора?..

Антон ИГНАТЬЕВ был назначен исполняющим обязанности главного врача Крестецкой ЦРБ в марте текущего года.

Срок совсем небольшой, однако именно с ним, не только как с главным на сегодняшний день администратором учреждения, но и практикующим хирургом, имеющим большой опыт практической работы в медицине, мы решили поговорить в канун профессионального праздника медиков.

— Антон Иванович, расскажите о своём профессиональном становлении.
— Я закончил институт медицинского образования НовГУ в 2005 году. В этом же году поступил в клиническую ординатуру по хирургии. С 2006 года начал работу в хирургическом отделении Первой городской клинической больницы в областном центре. В Крестецкой ЦРБ работаю с 2013 года — с того времени, когда явно ощущался острый дефицит кадров.

Вообще-то у меня не та ситуация, когда говорят, что о медицине мечтал с детства или что вырос в медицинской семье. Из медиков у меня только бабушка — обычный сельский фельдшер. В школе у меня были самые разноплановые интересы. Я активно занимался в драмкружке, участвовал во множестве предметных олимпиад, но главным увлечением стал спорт. Лыжи, шахматы, лёгкая атлетика сопровождают меня на протяжении всей жизни.

Я благодарен своей семье за то, что меня приучили много и честно трудиться. Жили мы небогато, и вместе с дедушкой я подрабатывал строителем, каменщиком, плотником, сантехником, поэтому цену трудовой копейке знаю. Как знаю и то, что необустроенный, некомфортный дом — это в первую очередь вина хозяев. Провести водопровод, сделать тёплый туалет, поклеить новые, пусть недорогие, обои — это сегодня под силу каждому, было бы стремление. Это я к тому, что здоровье — в первую очередь детское, а значит, и на протяжении дальнейшей жизни — во многом зависит от чистоты и ухоженности жилья, где человек проводит большую часть жизни. Гигиена, тепло и здоровое питание — это по-прежнему определяющие факторы.

Что касается профессии, то на момент окончания школы, а это конец 90‑х, она ещё считалась престижной, ещё была овеяна ореолом романтики и благородства. К тому же родные поддерживали любой мой выбор, лишь бы учебное заведение находилось недалеко от дома — опять же из финансовых соображений. Я успешно прошёл все экзаменационные испытания в Военно-медицинской академии Санкт-Петербурга, уже считал себя студентом, когда (я до сих пор считаю, что по некой формальности) у меня появились медицинские противопоказания для поступления в этот всё же военный вуз, после чего я и отправился на учёбу в Новгород, а впоследствии стал практикующим хирургом.

Могу сказать, что мне повезло: начиная от студенческой скамьи и далее меня сопровождали те, кто являлся светилами не только новгородской, но и российской медицинской школы. В институте преподавали лучшие хирурги и смежные специалисты, как и в Первой городской, где довелось работать с представителями целых медицинских династий. Это было интереснейшее время.

Крестецкая ЦРБ как площадка для работы стала мне интересна прежде всего потому, что здесь имеется самое современное оборудование для хирургической практики. Повторюсь — для хирургической, т. к. существует дефицит другого оборудования: в частности, терапевтического, для оказания экстренной помощи. Могу всё же с уверенностью сказать, что из всех районных больниц нашего класса Крестецкая ЦРБ — лучшая и в плане оборудования, и в плане кадров, и в плане иерархии, структуры деятельности. Хоть и понимаю, что данным утверждением рискую вызвать негодование некоторых пациентов, однако, поверьте, это не пустое утверждение, мне есть с чем сравнивать.

От редакции: Вот выписка из служебной характеристики Антона Игнатьева:

«...Насыщенную ежедневную практическую работу Антон Игнатьев активно сочетает с научно-исследовательской деятельностью. Владеет всеми методами диагностики и лечения больных с острыми заболеваниями органов брюшной полости. Хорошо разбирается в смежных дисциплинах — урологии, гинекологии, онкологии, сосудистой хирургии. Выполняет сложные оперативные вмешательства при различных заболеваниях органов брюшной полости, малого таза, забрюшинного пространства, туловища и конечностей с хорошими непосредственными и отдалёнными результатами. Активно внедряет в практику работы высокотехнологичные эндовидеохиругические методы диагностики и лечения больных.

В 2008 году успешно закончил аспирантуру, защитив кандидатскую диссертацию, имеет учёную степень кандидата медицинских наук. Неоднократно выступал с докладами на Российских, Международных конференциях и заседаниях областного общества хирургов. Его научная работа, посвящённая улучшению результатов операций на толстой кишке, была признана лучшей на Всероссийском конкурсе молодых учёных на 13 Международной онкологической конференции. Антон Игнатьев является автором более 40 научных работ, в том числе двух монографий, имеет патент на изобретение...».

— Не секрет, что сегодня в медицине существует не просто множество, а масса проблем, растёт недоверие к медицинским работникам. Как врач с большим опытом и администратор (пусть не с таким большим стажем), в чём видите причины этого кризиса?
— Вы верно заметили, что проблем огромное количество. Уверен, каждый из медицинского персонала любого звена приведёт их с десяток, и будет прав. Как прав и пациент, ожидающий качественной и своевременной помощи. Рассуждать на эту тему можно часами. Однако, на мой взгляд, есть несколько главных «болячек», ликвидировать которые нужно было давно, а уже сегодня — в срочном порядке. Первая из них, опять же, на мой взгляд, в том, что из врача, медсестры сделали некого бумажно-компьютерного функционера от медицины. Если бы вы видели, сколько распоряжений, указаний, отчётных бланков спускается ежедневно на места из различных ведомств и министерств! При этом многие буквально дублируют друг друга, а некоторые вообще сформулированы так, как будто те, кто требуют отчётности по ним, зачастую сами не знают чётко, чего же он хотят. И мы в этой длинной административной цепочке оказываемся крайними, т. е. ответственность буквально за всё лежит в первую очередь на нас. В итоге врач, ведущий приём, к обеду рабочего дня уже до такой степени выхолощен, что вряд ли можно говорить об эффективности дальнейшей работы. Медсестра в отделении точно так же загружена отчётностью. И так — изо дня в день. Вот и имеем то, что имеем. Налицо — синдром профессионального выгорания, а это очень серьёзно.

Вторая немаловажная причина, как и во многих других отраслях, — это кадровый потенциал. Во‑первых, возьму на себя смелость утверждать, что и преподавание в профильных вузах, училищах утратило первоначальный, советский уровень. Мы утратили суть медицины: глубокие исследования, научные изыскания. Увы, приходится констатировать, что подчас специалисты из стен учебных заведений выходят весьма посредственные. Во‑вторых, и это тоже не секрет, те, кто получил профессию, конечно же, стремятся не на периферию, а в города, где и условия получше, и зарплаты в разы выше. Налицо кадровый голод. Уходят и старые кадры. Один мой знакомый, талантливейший новгородский детский хирург, стал заниматься пчёлами, в чём достаточно преуспел и радуется отсутствию постоянных стрессов, нехватки времени, состояния нестабильности. Это очень показательный пример.

Ну и в третьих, пожалуй, как первопричина всего вышесказанного — это то, что сегодня законы и распоряжения в медицинской сфере издают люди, весьма далёкие от неё. При этом они никак не хотят слышать нас, тех, кто имеет опыт и знание обстановки на местах. Это если коротко.

К примеру, собрались чиновники от медицины переложить часть функций врачей на фельдшеров. Но и мы, врачи, и фельдшеры (люди, которых я бесконечно уважаю за тяжёлый труд, готовность всегда прийти на помощь), все мы хорошо понимаем, что врач составляет долгосрочную программу лечения, несёт долгосрочную ответственность за пациента, в то время как фельдшер — это всё же скорая медицинская помощь. В этой связи всегда привожу пример: сдувшееся колесо от машины можно быстро накачать, но если не устранить дыру — оно снова придёт в негодность... Таких примеров можно приводить множество.

— Можете поделиться дальнейшими жизненными и профессиональными планами?
— Знаете, жизнь научила меня не планировать далеко вперёд. Просто потому, что на сегодняшний день мне приходится руководить большим коллективом, а я во многом привык полагаться на себя, так как на практике убедился, что даже там, где совместное дело делают три человека, всё может измениться одномоментно, поскольку существует множество субъективных обстоятельств. Это ни плохо, ни хорошо — это данность. Однако моё твёрдое убеждение, ведущее меня не только по профессиональной тропе, но и по жизни: чтобы ничего не делать, существуют сотни причин, и есть лишь одна, чтобы взять и сделать. Этим я и руководствуюсь.

В настоящее время занимаемся реорганизацией — осуществляется ремонт в помещении бывшей гинекологии, где расположится детское отделение. Детская консультация переедет в помещение «Скорой помощи» (второй этаж терапевтического корпуса). В сегодняшнем помещении детской консультации расположится стоматология. «Скорая помощь» будет находиться на первом и втором этажах административного корпуса.

Пользуясь случаем, хочу поздравить коллег с наступающим праздником. От души благодарю их за профессионализм и терпение, преданность выбранному нелёгкому делу. Искренне желаю, чтобы и на работе, и дома всех нас сопровождали только добрые вести и чтобы несмотря ни на что мы не теряли оптимизма и хотя бы в глубине души верили, что наша профессия — лучшая!

Записала Оксана Егорова
Фото автора

РЕКЛАМА

Еще статьи

И если что-то счастьем зовётся на земле, букет сирени в том числе…

Их любовь — очень тёплая, уютная, простая, открытая и оттого такая красивая и притягательная. Супруги Виктор и Любовь ИВ...

Одною нитью связаны

Куда бы ни привели Шамсудина МАГОМЕДОВА жизненные обстоятельства или амбициозные идеи, с ним всегда рядом его верная спутница — жена Гюльнара.

Выпей чай и не скучай!

О чайном фестивале в посёлке Хвойная

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА