Среда, 17 июля 2024

Редакция

Продержались, выжили и не забыли

Говорят, что время лечит и помогает стереть из памяти страшные и горькие события жизни. Может быть, но только не о войне, хотя она и закончилась много десятилетий назад.

Уберегли судьба и Бог

Жительница деревни Плешаково Александра Степановна Маслобоева готовится отметить 85‑летний юбилей. 11 декабря к ней обязательно приедут самые родные и близкие люди: она вырастила четверых детей, и сегодня у уважаемой, любимой бабушки 9 внуков и 5 правнуков. Наверное, с самого рождения в неё заложили «ген долгожительства», либо у этой женщины так велика тяга к жизни, что и по сей день она — деятельна, трудолюбива, неравнодушна. А ведь ей пришлось пережить лишения войны и нелегкие годы послевоенного восстановления страны, продержаться, выжить, но ничего не забыть. Воспоминания хоть и детские, страшны и горьки, а потому сопровождаются дрожью в голосе и непрошенными слезами. «Наверное, нас уберег Бог, — говорит пожилая женщина. — Ведь мама всю войну, да и потом, искренне молилась».

...Довоенная мирная жизнь в родной деревне Князево Залучского района была размеренной и трудовой: родители работали в колхозе, а Александра вместе с деревенской ребятней с удовольствием ловила раков в речушке Робья. И сейчас вспоминает, какими же они были вкусными, когда мама их жарила, варила... И вдруг в небе послышался рокот самолета. На поле, к месту его приземления, сбежалась вся ребятня. Что случилось? Оказывается, началась война, а это значит, что возможно скоро здесь будут немцы. И они действительно появились в их деревне: грабили, издевались и держали в страхе всех жителей.

«Мы очень голодали: порой за весь день видели только маленький кусочек хлеба, — вспоминает Александра Степановна. — Перед самой войной родился мой младший брат Володя. Однажды с ним случился голодный обморок, а мама думала, что он умер, и решила его похоронить. К счастью, малыш заплакал... Всем довелось помучиться, в том числе и таким младенцам. У нас даже соли не было. Вот и решила моя сестра Нина вместе с другими отправиться в соседнюю деревню, чтобы что-то поменять на соль. Немцы их поймали, вернули домой и прилюдно наказали плетьми. При этом собрали ребятишек, взрослых, чтобы те смотрели, боялись и понимали, что грозит за непослушание.

И в центре боев нам пришлось побывать. Помню, мы, ребятишки, сидим в доме, прячемся за печкой: немцы на чердаке, а наши наступают. Пули свистят, а солдатики падают. Посмотрим в окно, плачем и только думаем: «Вон, наш папка упал! Или вон тот наш папка!». Даже работая в медсанбате, помогая стирать, скручивать бинты, смотрела на раненых солдат и думала: где-то наш отец? О его судьбе всю войну ничего не знали. Только значительно позже наш земляк рассказал: отец воевал, попал в концлагерь, бежал и снова воевал.

Много в нашей деревне полегло солдат: и русских, и неприятельских. После боя все взрослое население, и нашу маму тоже, заставляли рыть окоп, собирать и хоронить погибших.

Чтобы спастись от боя, жители прятались в окопах. Одну ночь вместе с соседом, а на другую он нас к себе не пустил. Ну, мы переночевали как-то, а наутро узнали, что в окоп соседа попал снаряд. Он был еще жив и просил прощения у мамы, что не пустил ее с маленькими детьми. «Видно, Бог меня за это наказал», — сказал он. А нас Бог оберегал, да мама с бабушкой, которые нас любили и вырастили. Даже маленький Володя понимал опасность и тоже крестился».

Сейчас её деревни нет на карте области, как и деревни Цибатово Псковской области, куда затем отправили семью Александры Степановны. Эти населенные пункты, как солдаты, стояли на передовой и погибли в пожарище войны. В Цибатове тоже была война, немцы, а в лесах — партизаны.

«Мама пекла для наших хлеб, рассказывала им, где находятся немецкие части, куда продвигаются, а партизаны устраивали на них засады, — продолжала рассказ собеседница. — Не один раз мы могли бы погибнуть, да и смерти ждали каждую минуту — ведь война, кругом пули свистят, но беды нас миновали. От войны и здесь прятались в вырытом окопе. Нас было семеро ребятишек: пятеро своих и двое племянников — дети убитой маминой сестры, да еще бабушка. Но немец, видимо, подумал, что здесь прячутся партизаны, и планировал метнуть в окоп гранату. Мама его удержала: тот посмотрел на нас и не стал бросать.

Когда началось большое наступление, враги жгли деревни. Вот и к нам однажды прибежали с факелом, а мы выскочили всей ребятней на крыльцо и стали просить не жечь дом. Тоже все обошлось.

А вот наш земляк, солдатик молоденький, семнадцатилетний лютой смертью погиб. Провели его по всей деревне, а одет он был в шинель, завели в соседний дом. Немцы у мамы попросили ведро: не знаю, зачем. Нам было слышно, как пленный долго и громко кричал, потом стало тихо, а из печной трубы валил черный дым...».

Хозяйка деревни

Сегодня деревня Плешаково — самые родные и милые места для Александры Степановны. Когда-то она вышла сюда замуж, в большую деревню на 100 домов. Тогда женщина считалась «пришлой», «городской», теперь — старейшая жительница и даже можно сказать, хозяйка деревни.

Та самая берёзаИз Псковской области война «прогнала» их в Парфинский район: в Князево было некуда возвращаться. Жили в окопе у железнодорожного моста, а мама работала бригадиром на сплаве. «Мама на работе, а мы сидим в окопе, ждем её, — вспоминает женщина. — Она придет, принесет картофельных шелушек, сварим их в кружечке, поедим, опять сидим».

Когда появился небольшой участок земли, выделенный под огород, ребятишки сажали картошку, получали хороший урожай. Затем, благодаря ссуде, переселились в свой дом.

Александра хорошо училась в школе, а в свободное время их привлекали окатывать берега: школьники ходили по берегу реки от поселка до Рамушева и сбрасывали в воду бревна, которые при сплаве леса выносило на сушу. После семилетки работала на фанерном производстве в лесопильном цехе: всегда была на хорошем счету и имеет много поощрений.

«У меня была закадычная подруга, — говорит Александра Степановна. — Она в свое время вышла замуж в Плешаково и пригласила меня на свадьбу. Там я и познакомилась с Анатолием Маслобоевым, который был братом жениха. Подруга меня ему нахвалила, да и парень был работящий. Поэтому на предложение выйти замуж ответила согласием. В деревню приехала на пароходе, так как дороги сюда не было. Сначала жили в бункере, затем построили дом».

Пришлось ей сменить и место работы: многие годы она трудилась в животноводстве, полеводстве совхоза имени Лени Голикова. Нелегкий сельскохозяйственный труд, а на ферме содержалось 60 коров, которых доили вручную, совмещала с заботами по дому. Да и личное подворье в их семье никогда не пустовало: здесь были корова, а порой и не одна, овцы, куры, вручную обрабатывали огород в 30 соток. Когда совхоза не стало, носила почту, обслуживая близлежащие деревни.

Она и сегодня не может сидеть сложа руки и жить без движения. Внимания требуют козы: напоить, накормить, летом привязать на выпас, правда, подоить помогает соседка. Огород, пусть и не такой теперь большой, тоже содержится в порядке, а в подвале на зиму всегда в достатке припасено овощей и различных заготовок.

«Не сидеть на месте, а постоянно двигаться и быть в курсе политических событий», — таков сегодня девиз пожилой женщины. Расписание режима ее дня в разное время года может отличаться, но один пункт неизменен — каждый день она ходит на гражданское кладбище, где похоронены ее родные и близкие люди. Здесь же располагается и братская могила солдат Великой Отечественной войны.

Солдатушки-ребятушки

«Братское захоронение воинов, павших смертью храбрых в боях за эту землю в 1941–1943 годах. Вечная слава, вечная память героям, отдавшим жизнь за Родину» — эти строчки выгравированы на железном обелиске с пятиконечной звездой. Кругом тишина и покой, оберегаемые сосновыми и еловыми «стражами». В любое время года — чистота и порядок, поддерживаемые хозяйкой деревни и односельчанами. Здесь лежат солдатушки-ребятушки, защищавшие парфинский край, погибшие в жестоком бою и отдавшие свои молодые жизни, как и те бойцы, на кого она, будучи малолетней девчушкой, смотрела через окно.

«Каждый день иду на кладбище: потихоньку, не спеша, — говорит Александра Степановна. — Машины проезжают и всегда останавливаются, предлагая подвезти. А я отказываюсь: на кладбище надо идти пешком, да и вообще ходить очень полезно.

В этой округе тоже шли бои, о которых и после войны напоминала земля. Бывало, ребятишки часто ходили в леса, копались в заросших траншеях и окопах, находили опасные предметы. Идут из леса по деревне и, проходя мимо моего дома, остановятся, попросят чего-нибудь попить. Обязательно предложу молока, а как бы в обмен попрошу их отдать лесные трофеи. В основном это были патроны. «Уверена, ведь не нужны они вам, да и беду могут принести. Давайте-ка всё мне», — скажу им. Отдавали, а я их то в речку выброшу, то где-нибудь глубоко зарою. А когда ребята подросли и опять бывали в деревне, обязательно ко мне заходили, говоря: «Помните, бабушка, Вы нас молоком угощали да патроны отбирали? Спасибо, что жизнь нам спасли».

Деревня Плешаково стоит на берегу реки, вокруг тишина и живописная природа с лесами, богатыми грибами и ягодами. Потому-то и облюбовали ее городские жители, дачники. И еще одна достопримечательность есть в этом, отдаленном от районного центра месте. При въезде в деревню растет куполообразная береза. Старожилы рассказывали, что до войны на этом месте стояла красивая церковь с куполами. Войну она не пережила, была разрушена, сожжена, а на ее месте выросла берёза. Поодаль от нее есть и березовая роща, и отдельные сосенки, а в ближнем окружении не растет ничего. Только она гордо и величаво возвышается посреди поля. Через канаву проложен мостик, чтобы жители деревни и путники, проходящие или проезжающие мимо, могли подойти к ней. Односельчане считают березу не просто деревом, а неким талисманом, оберегом, дающим каждому, кто побывает около нее, жизненную силу.

«Обязательно, когда иду на кладбище, постою у этой березы, — говорит пожилая женщина. — Однажды ее хотели выкорчевать: теперь уже не помню, по какой причине. Увидела из своего огорода, что к ней подъезжает трактор. Побежала, что есть силы, машу руками и кричу: «Остановитесь! Не трогайте!». Конечно, тракторист сначала не слышал, но, завидев меня, работы приостановил. Прибежала, все ему рассказала: к нашей всеобщей радости, не стал корчевать. Так и растёт, а мы ее не забываем».

Уезжая из деревни и проезжая мимо памятных мест, не удержалась и я: постояла у заветной березы, ствол которой, как ни старайся, не обхватить руками; зашла на воинское захоронение, где нашли покой и последний приют скромные герои войны. Завтра утром их обязательно навестит Александра Степановна Маслобоева.

Светлана НИКОЛАЕВА
Фото автора

РЕКЛАМА

Еще статьи

И если что-то счастьем зовётся на земле, букет сирени в том числе…

Их любовь — очень тёплая, уютная, простая, открытая и оттого такая красивая и притягательная. Супруги Виктор и Любовь ИВ...

Одною нитью связаны

Куда бы ни привели Шамсудина МАГОМЕДОВА жизненные обстоятельства или амбициозные идеи, с ним всегда рядом его верная спутница — жена Гюльнара.

Выпей чай и не скучай!

О чайном фестивале в посёлке Хвойная

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА