Четверг, 25 июля 2024

Редакция

Русский характер

Мы продолжаем публикацию материалов к 75‑летию Великой Победы. Сегодня расскажем о жительнице с. Полново Екатерине Семёновне ИВАНОВОЙ, которой неделю назад исполнилось 89 лет. Воспоминаниями о ней поделилась с редакцией газеты библиотекарь Полновского сельского филиала Нина Сергеевна Иванова.

Суровая закалка

Екатерина Семёновна — обычная русская женщина, испытавшая на своём веку и радости, и горести. Её судьба похожа на судьбы многих людей, живших в те тяжёлые годы. В страшное военное и послевоенное время проходили её детство, юность, пора взросления. Она родилась 4 декабря 1930 года в д. Крутуша Ильиногорского сельсовета. Будучи ребёнком, сначала закончила всего два класса в д. Ляховичи, а после войны отучилась ещё два года уже в д. Острешно. А дальше мама учиться не разрешила, потому как её семье необходима была помощь. И, чтобы внести хоть какую-то свою лепту, Катя пошла работать.

Родители с ранних лет приучали к труду. Тогда никого не спрашивали согласия — хочешь или не хочешь выполнять ту или иную работу, взрослым перечить не смели, их уважали. Воля, физический труд и стойкий характер, которые развивались с ранних лет, помогали нашей героине справляться с трудностями и с серьёзными испытаниями и в последующей жизни.

Встреча с врагом

С особым волнением вспоминает женщина военные годы. В д. Острешно немцы пришли в 1941 году, когда младшей сестре Екатерины насчитывалось всего три годика, ей самой шёл одиннадцатый, а старшему брату было 15 лет. Фашисты, ворвавшись в деревню, весь скот поставили на учёт, часть забрали. Жителям пришлось оставаться полуголодными, доходило до того, что ели траву. Сначала её молотили, а потом пекли из этой массы лепёшки, на которые страшно было даже смотреть.

Деревня Острешно была для немецких войск тылом. Сюда фашисты пригнали столько военной техники, что местным вздохнуть было тяжело. Оккупанты расселились по домам, стесняя хозяев. В самом большом деревенском доме немцы устроили комендатуру. Старому деду, жившему там, враги приказали выполнять все хозяйские работы: готовить им, мыть посуду и убирать. Местные ребятишки то и дело в поиске еды маячили возле этого дома в надежде получить объедки со столов фрицев.

В час ночи всех жителей деревни выгоняли на улицу и вели перекличку, проверяя, не сбежал ли кто-нибудь к партизанам. Больше всего деревенские боялись старосту и его заместителя, который был из местных. Они заставляли население, в том числе и ребятишек, расчищать снег, чистить картошку, собирать ягоды в лесу. Староста с немцами обходил дома и забирал большую часть продуктов, которые появлялись от оставшихся домашних животных и кур: молоко, яйца, мясо.

Поначалу у немцев были также лошади, которые быстро подъели все запасы кормов и от нехватки еды стали грызть стены конюшни, а вскоре и вовсе дохнуть. А пока лошади были живыми, сельским жителям разрешали пахать с их помощью огороды и поля вокруг деревни. Тогда выдался урожайный на зерновые год. Все диву давались. Враг не смог ими воспользоваться, так как был отбит нашими войсками. Зато новому урожаю обрадовались красноармейцы, когда освобождали наш район, забрав почти всё с собой.

Авиационные налёты

Екатерина Семёновна не понаслышке знает, что такое бомбёжка: гул и взрыв бомб от фашистских самолётов были слышны за десятки километров от деревни. Частенько немецкие самолёты атаковала и наша воздушная техника.

— Я была свидетельницей, как сбили наш самолёт. Лётчика звали Александром, — вспоминает пожилая женщина. — Мы очень хорошо помним эпизод, как фашисты, подбив наш самолёт, хотели разбомбить его окончательно, но, к счастью, у них это не получилось. Воздушный бой завязался прямо над озером, немцы надеялись, что теперь наш раненый пилот не дотянет до земли и утонет вместе с самолётом. Но не тут-то было. Александр, не падая духом, нашёл в себе силы посадить самолёт на берег, угодив в торфяную жижу.

Жители окрестных деревень сразу помчались спасать нашего лётчика, он весь был окровавленный. Вытащив его вместе с парашютом, сначала оказали тяжелораненому необходимую медицинскую помощь, а потом помыли его и направили к нашим в д. Березник. Парашют деревенские жители припрятали, потом он пошёл на шитьё одежды для сельчан. После войны этот лётчик приезжал на места боёв и встречался с жителями деревни, благодарил их за подаренную ему жизнь.

О предателях

Партизаны следили за фашистами, чтобы они ни зверствовали над деревенскими жителями. Но всё равно мирное население находилось в каком-то постоянном страхе от периодических взрывов и бомбёжек. Все поля вокруг деревни были изрыты глубокими воронками. В этих же окопах и хоронили людей.

Были среди наших и предатели. Так, однажды, когда в одном из домов прятали раненого солдата, один из наших сообщил об этом немцам. К счастью, красноармейца удалось быстренько перепрятать в другое место и немцы его найти так и не смогли.

А во второй раз этот же предатель сообщил фрицам, где жители прятали свои продовольственные припасы. Вот тогда досталось и нашим, и тому злопыхателю, которого немцы вывезли в Филиппову Гору и расстреляли, сказав, что раз своих закладываешь, то и нас можешь заложить.

Нелёгкая судьба родных

Молодёжь фашисты сразу же угоняли в Германию. Партизаны и наши бойцы иногда старались отбить в пути угнанных. В ходе перестрелок иногда нашим удавалось сбежать. Но не всегда эти освобождения заканчивались успешно.

В числе угнанных был и родной брат Екатерины Николай, которому в ту пору исполнилось 16 лет. Долго родные не получали о нём никаких весточек. И лишь когда её двоюродному брату удалось прорваться через линию фронта, выяснилось, что Николай жив и здоров. Спустя некоторое время он и сам возвратился домой.

Екатерина Семёновна вспоминает, как в послевоенное время у её брата было немало неприятностей из-за подозрений в связи с немцами. Его даже не принимали в комсомол. Николай был тогда очень озлоблен и обижен.

— Нелёгкая судьба выпала и на долю моего отца Семёна Ильича Михайлова, который был призван на войну в первые же дни, — рассказывает Екатерина Семёновна. — Отец застал блокаду Ленинграда. По словам одной из родственниц, которая жила в этом городе, она получила от папы письмо. В нём он просил раздобыть хотя бы одну папиросу и один жевок хлебушка. При всём желании женщина не могла выполнить просьбу отца, так как сама голодала. 15 января 1944 года папа умер от голода и ран. Жалко, что мы не сохранили ни одного отцовского письма, которые он нам присылал. В детстве мы с ними играли.

Военкомат известил родных о смерти красноармейца Михайлова, сообщив о назначении пенсии семье в размере 5 рублей. Конечно, это была незначительная сумма для его семьи с тремя детьми.

Сильная духом

— Силы и характера Екатерине Семёновне не занимать, — так отозвалась о своей землячке сельский библиотекарь Нина Сергеевна. — Бойкая, отчаянная от природы она получила суровую закалку во время Великой Отечественной войны. Пройденные ею девять десятилетий вместили многое. О девушке военного лихолетья и сельской труженице можно было бы написать не одну книгу, настолько интересен, наполнен событиями, в том числе и драматическими, её жизненный путь. Он включил в себя все вехи, которыми была отмечена история страны в минувшем веке.

При этом она сохранила удивительную ясность ума и жизнелюбие. Помнит в мельчайших подробностях свою нелёгкую трудовую биографию, как приходилось после войны вручную сеять, жать и скирдовать сено.

— Досталось нам, военным детям, по полной. Да и детства как такового у нас не было, мы сразу стали взрослыми, — вспоминает пожилая женщина. — Помню, как после войны у меня была одна мечта: испробовать настоящей каши на своём молоке и испечь лепёшек. Позднее моё желание сбылось, когда нашей семье выделили корову. Вот радости-то было!

А спустя годы наша героиня встретила свою судьбу и вышла замуж. С мужем они жили в д. Девятовщина. А потом её жизнь была связана с Полновом, где она проживает и сейчас.

— Работали всю жизнь так, что надо обедать, а мы только садимся завтракать. Надо ужинать, а я бегу на двор: то телёнок заболеет, то свинья опоросилась, — рассказывает Екатерина Семёновна. — Большое спасибо моим детям и племянникам, которых мы подняли на ноги, когда моя сестра ушла из жизни ещё молодой. Сколько пришлось пережить, переплакать. Думаю, что и бумаги не хватит, чтобы всё описать. Но я ещё живу, сама себя обслуживаю, всех встречаю и привечаю.

За свой добросовестный труд эта настоящая русская женщина, сильная духом и добрая душой, награждена многочисленными грамотами и медалями. В свои 89 лет не сдаётся возрасту и несмотря на многочисленные удары судьбы на жизнь смотрит с оптимизмом.

От имени редакции районной газеты мы поздравляем жительницу с. Полново Екатерину Семёновну Иванову с очередным днём рождения. Радуйте родных и близких своим жизнелюбием ещё много лет. И помните: ваш юбилей ещё впереди, здоровья вам и благополучия!

Александр ШПИЛЁВ
Фото из семейного архива Ивановых

РЕКЛАМА

Еще статьи

Как ты яхту назовёшь, так она и поплывёт!

И в жару, и в дождь работники культуры находят интересные занятия для детей

администрации Любытинского района

Моя ладья в волнах плывет

Любытинский музей начал проводить водные экскурсии на стилизованном славянском судне.

Долгожителя Геннадия Никонова поздравляет с 90‑летием Римма Кузнецова

Тихая пристань ветерана

Для бывшего корабела, 90‑летнего Геннадия Никонова, таким местом жизненной швартовки стал город Холм.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА