Воскресенье, 21 июля 2024

Редакция

Разве такое забудется?

Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны Виктора Арсентьевича Иванова, уроженца Поддорского района, хутор Май.

«Моя старшая сестра Клавдия вышла в ноябре 1940 года замуж в деревню Лебединец. В августе 1941 года у неё родился первенец. Её муж Иван Воробьёв погиб в первый военный год и сына даже не увидел ни разу. Сестра с малышом жила в Лебединце.

Наша мама Татьяна Ивановна знала, что Клавдии нелегко, голодно. Она отправила меня к ней отнести кое-что из продуктов.

Был суровый, морозный декабрь 1941 года. Одежонка на мне была худенькая, да и сам я в 15 лет (исполнилось в ноябре) выглядел от силы на 11-12. Продрогший в дороге, я немного отдохнул и согрелся на русской печи в доме сестры, да и задремал.

Вдруг почувствовал страшной силы толчок в спину и услышал немецкую речь. «Каратели!» — пронеслось в моей голове. В следующую минуту меня уже выталкивали из дома вместе с сестрой и её малышом. Клавдия успела кинуть мне пальто мужа и его валенки, в которые я заскочил в один миг.

Нас погнали в центр деревни. Там уже были другие жители Лебединца. Плакали дети, кричали женщины.

Переводчик приказал:

— Мужчины от 15 до 70 лет — выйти из строя! Перейти улицу, построиться!

Я вышел вместе с другими, всего было человек 50 или чуть больше.

В зятевом огромном пальто и больших валенках я выглядел ещё младше, чем в своей обычной одежде. Было очень страшно, да ещё сестра ревела навзрыд, прижимая к груди своего младенца. Я ничего не понимал.

Немецкий офицер прошёл вдоль ряда мужчин, посмотрев на меня, схватил за воротник пальто и бросил в ноги к женщинам.

Остальных согнали к яме, в которой добывали до войны глину для кирпичей, чтобы класть русские печи в домах.

Офицер на ломаном русском зачитал приказ. Помню, что там значилось, что все эти люди приговариваются к расстрелу за пособничество и связь с партизанами.

Раздались выстрелы...

Деревню почти полностью сожгли, люди остались без родных и жилья среди зимы. Сестра вместе со мной ушла на хутор, где мы и жили до зимы 1942 года. Потом Клавдия в эвакуации освоила технику, работала на тракторах и комбайнах, чинила на лютом морозе; если случались поломки — работала наравне с мужчинами. Перед смертью, уже в 80-е годы, тяжело болела ревматизмом и полиартритом — не могла ходить и даже держать ложку и кружку: руки и ноги были перевиты, как ветки деревьев.

А пока мы возвратимся домой, где наша мать получила весточку с фронта от старших сыновей Михаила и Ивана. Михаил был ранен, но снова сражался на Ленинградском фронте. Иван — геройский разведчик Прибалтийского фронта — получил очередную награду. И уже к тому времени перестали моими братьями интересоваться особисты, ведь мы были дети врага народа Арсентия Ивановича Иванова, раскулаченного в 1937 году, погибшего перед самой войной на сибирском лесоповале на каторге.

Жизнь продолжается

Многое было в моей жизни в период войны: участие в сборе продовольствия и доставка продуктов для жителей блокадного Ленинграда, укрытие раненого окруженца-офицера в погребе на нашем хуторе, эвакуация семьи (еще сестра Ольга, 11 лет, похоронена в алтайской степи, и брат Алёша — пяти лет) в Кулундинские степи Алтайского края, работа табунщиком в станице Табуны и многое другое.

Служба в Красной Армии и Военно-Морском флоте с ноября 1944 года по май 1951-го. Присягу принял 23 февраля 1945 года. Учился в Кулундинском пехотном училище, затем — в школе связи на Русском острове, служил на Тихоокеанском флоте.

Награждён медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 года», «За победу над японскими милитаристами», «30 лет Советской Армии и Флоту», «За доблестный труд», всеми юбилейными медалями ко Дню Победы, начиная с медали «20-летие Победы над фашистской Германией», «60-летие Вооружённых Сил», «Ветеран труда», имею значок Тихоокеанского флота «Отличный связист».

Пишу всё это для того, чтобы мои внуки и правнуки знали историю своей семьи, своей страны. Чтобы ценили тот мир, который им подарили такие же мальчишки, каким был их дед, такие женщины, какой была моя сестра Клавдия, такие мужчины, как мои братья Иван и Михаил, такие матери, как наша Татьяна Ивановна».

Умер 8 декабря 2012 года в возрасте 87 лет. Похоронен на кладбище в деревне Перегино.

Любовь ВАСИЛЬЕВА

РЕКЛАМА

Еще статьи

40 лет рука об руку

Одной дорогой на двоих

Традиционно 8 июля 70 новгородским семьям вручается общественная награда — медаль «За любовь и верность». (газета «Малая Вишера»)

Есть желание — будет и результат

В этом году в Новгородской области стартовал конкурс «Инициативный староста» (газета «Приильменская правда»)

Корма готовим по нарастающей

Земледельцы ООО «Передольское» первыми в районе ещё 7 июня вывели технику на зелёную жатву (газета «Батецкий край»)

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА