Среда, 24 июля 2024

Редакция

«Учитель, пусть тебя стократ восславят, возблагодарят...»

Эти строки крутились в моей голове на протяжении месяца после ухода из жизни Майи Васильевны Левченко. И вот в преддверии печальной даты, отмечающейся по православным канонам на сороковой день после смерти человека, возникла морально- нравственная потребность поделиться воспоминаниями и попробовать обобщить весь огромный материал, накопленный в анналах школьного музея и в личном архиве.

Личность Майи Васильевны Левченко – светлая и в то же время строгая, яркая, но пропитанная печалью о страшных военных событиях минувшей эпохи. Многогранность это человека велика, но поставить во главу угла и начать повествование о ней следует со школы.

Школа была уготована маленькой Майе судьбой. Её мама работала учителем начальных классов, а встречи с первыми учителями часто становятся прологом к биографии многих людей. И уж тем более родных. Семья в 1935-м году проживала на ст. Веребье, мать Клавдия Фёдоровна работала в школе, отец Василий Галактионович был председателем Окзовского сельсовета. Родители, вдохновлённые идеалами революции, свято верящие в светлое будущее и победу коммунистического труда, с раннего детства прививали детям любовь к родной земле, трудолюбие, упорство в достижении цели. Когда отца перевели в Малую Вишеру на должность руководителя земельного отдела, а затем секретарём райкома ВКП(б), в семье уже подрастало трое детей. Все воспитывались в большой любви, но вместе с тем и в строгости. С раннего возраста понимали, что поступать некрасиво права не имеют.

Кстати, Майе Васильевне часто задавали вопрос о том, как правильно пишется её имя, есть версия имени Маина. Она всегда говорила, что для неё это не очень принципиально, но с детства она привыкла к имени Майя. Однажды я напрямую спросила: «Майя Васильевна, выбор имени для вас у родителей связан с Первомаем?». Она улыбнулась и ответила: «Ну, конечно. Я же родилась 1 марта. Мама сказала: «Жалко, что не 1 мая, была бы Майя». Папа ответил, что ничего этому не мешает, и сам зарегистрировал дочку, как Майю».

Военные годы семья переживала трудно. Отец добровольцем ушёл на фронт, не считаясь с имевшейся бронью. Потом была эвакуация, в 1942-м вернулись в Малую Вишеру, а в 43-м получили похоронку на отца. Но Майя Васильевна никогда не жаловалась и не делала акцент на личных трудностях. Говорила: «Всем тогда было тяжело. Время военное. Город был прифронтовой». Из самых больших детских страхов ей вспоминались бомбёжки железной дороги, сирены, комендантский час, а ещё – голод. И тут же, как бы извиняясь, говорила, что, конечно, не такой голод, как в окружённых блокадой городах, но недостаток в хлебе и просто в еде ощущался, по воспоминаниям, лет до пятнадцати.

Несмотря ни на что дети в молодой стране Советов росли здоровыми, крепкими и спортивными. Вот и юная Майя – победительница школьных и районных соревнований по гимнастике и лёгкой атлетике, мечтала работать учителем физкультуры, но с первого раза конкурс в педагогический институт не выдержала, недобрав одного балла. И поступила в 11 педкласс г. Петрозаводска. Активная комсомолка через год отозвалась на призыв партии ликвидировать неграмотность среди народов Средней Азии. Так судьба забросила её в туркменский Чарджоу сначала пионервожатой, затем заведующей школой в отдалённом ауле. Три года страшно тяжёлых условий вынудили девушку вернуться в Карелию даже без документов. И ещё три года в маленькой сельской школе ст. Масельской. В 1957-м желаемая цель достигнута: поступила в Карельский педагогический институт на отделение истории. В эти же годы было в её жизни неудачное замужество и самая большая радость её жизни – рождение сына Игоря.

В 1961 году молодая красивая талантливая учительница с маленьким сыном на руках возвращается в родную Малую Вишеру. Так и остались жить здесь с сыном, мамой и бабушкой.

Именно с этих лет и любила вести рассказы о работе Майя Васильевна. Сначала была учителем начальных классов в школе № 1, затем преподавала историю и весь цикл общественных дисциплин (они у каждого времени были свои). И вот с той поры начинает прорастать великая любовь учеников к своему учителю. Есть у нашего народа неформальная традиция встреч выпускников. Мне тоже доводилось бывать на таких встречах, но столько, сколько приглашали Майю Васильевну, не звали никого. Признание учеников, уважение состоявшихся личностей не купишь. Только самоотверженный труд, честность, отточенный до совершенства профессионализм педагога и, конечно, щедрая душа человека с большой буквы способны вызывать в ребятах и взрослых людях ответные чувства доброты и взаимопонимания.

Вот и передавались из уст в уста рассказы об этой удивительной женщине, с которой довелось работать многим поколениям учителей школы № 1, начиная с далёких биографических страниц её детства. Мне очень повезло быть знакомой с Майей Васильевной тридцать лет. Начиная с поездки в Москву на встречу с ветеранами 1-й Ударной армии, четыре года работая бок о бок в одном коллективе, а потом десять лет дружить. Так редко бывает, чтобы человек, уйдя на пенсию, оставался столь востребованным и делал добрые дела, отзывался на все предложения абсолютно безвозмездно. За последние годы мы стали очень близки, Майя Васильевна всегда была желанной в нашем музее и в школе. Встречи с ней неизменно оставляли тепло в душе и массу полезной информации для ума и дальнейшей работы. Мы много общались по телефону, иногда приходили с ребятами в гости. Она подарила мне блокноты и тетради с записями, которые уже оказали неоценимую помощь в работе с ребятами.

Мне кажется, нет в районе такой общественной, культурной, образовательной организации, в деятельности которой Майя Васильевна не приняла бы когда-либо участия. Не хочется повторяться, рассказывая о зарождении поискового движения, организации зала Боевой славы и музея. Конечно, подвиг отца, Героя Советского Союза В.Г. Левченко, во многом определил общественную деятельность дочери. Об этом неоднократно писала в разные годы районная газета. Но сама судьба закалила этого человека так, что от тяжёлых походов она не чувствовала усталости, а от работы получала огромное моральное удовлетворение. Вклад М.В. Левченко в установление имён на мемориальных захоронениях района велик. Сотни имён павших воинов и вернувшихся с войны героев прошли через её поисковую и организационную работу. А сколько мальчишек и девчонок прониклись любовью к Родине, уважению к её историческому прошлому?

Перелистываю страницы жизни моей героини. Скупые строки автобиографии. Очень высокопарные – соответственно времени – слова представлений к поощрениям, которых немало. Назову только самые высокие: медаль «За доблестный труд», почётная грамота Министерства просвещения РСФСР, настольная медаль пропагандиста военно-патриотического воспитания РСФСР, звания «Отличник народного просвещения РСФСР», «Отличник народного просвещения СССР». Те, кто жил в Советском Союзе, понимают, что такие награды легко не доставались. При этом Майя Васильевна никогда не работала ни в одном административном органе, такого почёта добилась на своём рабочем месте. Изо дня в день, приветствуя учеников, стояла у школьной доски и учила, учила... За годы работы накоплен огромный методический материал, кабинет истории всегда был одним из лучших. Но учитель всегда в поиске, Майя Васильевна до последнего дня работы приходила на каждый урок подготовленная, постоянно использовала дополнительный материал из книг и периодической печати, старалась соответствовать времени.

На алтарь профессии положила Майя Васильевна и свою личную жизнь. Благодарные ученики не давали сердцу опустеть, возвращалась любовь ребят сторицей. Но и обычные житейские радости были не чужды этой славной женщине. Маленький огородик обрабатывался, пока хватало сил. Особая любовь – цветы. И не только комнатные. Все участники торжественной части Дней города помнят, как из года в год выигрывали призовые места за лучшее оформление придомовой территории М.В. Левченко и Г.К. Коломенская. Подходы к подъезду, в котором жили эти подруги – цветочные феи, всегда утопали в цветах, были чисты и ухожены.

Являясь завсегдатаем районной библиотеки, до последнего она много читала, но и телевидение было не чуждо. Будучи патриотом, недолюбливала фильмы производства других государств, называла их «иностранщиной», а вот наши детективные сериалы вызывали почти детский восторг. Новости смотрелись в порядке вещей, и почти в каждом разговоре с Майей Васильевной можно было обсудить какие-то текущие политические события и узнать её компетентное мнение.

Можно говорить и писать об этом замечательном человеке очень долго. Из педагогического стажа в 56 лет 49 отданы нашей школе. И любовь к этой школе пронесла Майя Васильевна до последних своих дней. Юнармейский отряд школы носит имя Василия Галактионовича Левченко. После церемонии присвоения имени Героя мы всем отрядом ввалились в тесную прихожую. Хозяйка была рада ребятам и очень довольна свершившимся присвоением. Расходились на большом душевном подъёме и позитиве.

Небольшой не придуманный факт: для подготовки этой публикации решила уточнить некоторые моменты биографии и обратилась в школьный архив для изучения личного дела Майи Васильевны и... не нашла его. С удивлением перекладывала дела всех работников, которые увольнялись позже, и ничего не понимала. Нашлась пропажа в канцелярии среди личных дел действующих работников. И я думаю, это не от беспорядка в делах (тут всё идеально). Прошло уже десять лет, как Майя Васильевна завершила свою трудовую деятельность, а ни у кого рука не поднялась поставить точку, отправив дело в архив. Или активное её участие в школьной жизни вызывало у секретарей эффект присутствия?..

Вот и я возвращаю его на место с трепетом, искренне желая продолжения жизни дорогого мне человека. Ведь человек живёт в своих делах. Майя Васильевна Левченко оставила огромное наследие ещё не одному поколению маловишерцев.

И напоследок ещё об одной большой любви Майи Васильевны – о поэзии. Она знала множество стихотворений, делала вырезки из газет, часто цитировала, дружила с местными поэтами. Поэтому и рассказ о ней хочу закончить строками современного автора Елены Штерн:

Учителя не умирают,
Их души вечно будут жить!
Их звёзды, в темноте мерцая,
За нами тихо наблюдают
И не перестают ЛЮБИТЬ.

Евгения ПЕРФИЛЬЕВА

РЕКЛАМА

Еще статьи

Как ты яхту назовёшь, так она и поплывёт!

И в жару, и в дождь работники культуры находят интересные занятия для детей

администрации Любытинского района

Моя ладья в волнах плывет

Любытинский музей начал проводить водные экскурсии на стилизованном славянском судне.

Долгожителя Геннадия Никонова поздравляет с 90‑летием Римма Кузнецова

Тихая пристань ветерана

Для бывшего корабела, 90‑летнего Геннадия Никонова, таким местом жизненной швартовки стал город Холм.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА