Воскресенье, 19 мая 2024

Редакция

Год спустя

Директор ГОКУ «Маловишерское лесничество» Сергей ЖИХАРЕВ приступил к исполнению обязанностей в октябре прошлого года. Сегодня он отвечает на вопросы «МВ» о себе, о результатах работы за прошедший год и планах на будущее.

— Сергей Алексеевич, поскольку вы человек в районе новый, расскажите немного о себе.
— Родом я из Калининской (ныне Тверской) области. В 1984 году окончил Великолукский лесотехнический техникум с отличием и сразу поступил на заочное отделение в лесотехническую академию, откуда выпустился в 1991‑м. Работать начал мастером в Новгородском лесоохотничьем хозяйстве, куда меня направили по распределению, потом был лесничим, а затем начальником отдела Новоселицкого лесничества. В 2015 году, когда это лесничество присоединили к Новгородскому в порядке слияния, стал заместителем директора. До сих пор живу в Новоселицах и никуда перебираться пока не горю особым желанием: там уже давно устоявшийся быт, в Новоселицах живут жена и внук, который ходит в детский сад. Есть сын, он живёт и работает в Питере.

— Как попали в Малую Вишеру?
— Бывший заместитель министра министерства лесного хозяйства и промышленности Анатолий Кудрицкий предложил мне должность. Границы новоселицкого лесного хозяйства соприкасаются с маловишерскими, поэтому я их чётко знаю, а с некоторыми лесничими даже общался и наблюдал за их работой. Поэтому я здесь.

— Прошёл год, что изменилось, каких результатов удалось достичь?
— Значительных результатов пока не видно. Но наметились положительные сдвиги, определены цели, к которым будем стремиться. Познакомился с коллективом, и люди привыкли ко мне, мы начали понимать друг друга. Ознакомился с территорией, а это почти 302 тысячи гектаров. Необходимо было самому обследовать и выяснить все проблемы, существующие в лесничествах, для чего нужно пройти по всем границам своими ногами — это уже привычка.

— Какого рода проблемы обозначились и в ваших ли силах их решить?
— Одна из серьёзных, с которой мы столкнулись, — наличие у района большого количества муниципальных дорог, которые поставлены на кадастровый учёт, но ещё не выведены из земель лесного фонда. Это очень тяжёлая и продолжительная по времени процедура. На деле же получается, что у этих дорог два хозяина, но ни тот, ни другой не может ими распоряжаться в полной мере.

Ещё один волнующий меня вопрос — отсутствие лесосек вблизи населённых пунктов, которые можно предложить населению для заготовки дров. Оставшаяся свободной площадь составляет всего лишь 59612,6 гектара по всем девяти лесничествам, которая распределяется на три категории: для населения, мелкого бизнеса и под выполнение государственных нужд (Лесозащитный противопожарный центр — Новгородлес, организация, которая проводит у нас все мероприятия по охране, защите и воспроизводству лесов не арендованной территории). Остальной фонд почти весь находится в аренде. Плюс особо охраняемые природные территории (ООПТ) — заказник «Спасские мхи», Бритинское и Бургинское болота, которые распространяются на 32625 га (11%), где вообще всяческие работы запрещены. Или особо защитные участки (водоохранные зоны), где разрешена только выборка сухостоя и то с разрешения Рослесозащиты, а это весьма нелёгкая процедура. Заявку в Центр защиты леса подаём мы, потом на место выезжает лесопатолог, определяет координаты и так далее, раньше ветровал мы могли отводить сами без лишних согласований, но теперь другие условия.

На этой карте-схеме все земли лесного фонда с подробной разбивкой по лесничествам, кварталам, особо охраняемым территориям, арендованным и т.д.

Расчётная лесосека на этот год утверждена в размере 516,6 тысячи кубометров, за девять месяцев фактически заготовлено 133,1 тысячи (25,8%). Лимиты выделения леса для населения утверждает нам министерство. За три квартала заключено более 360 договоров купли-продажи лесных насаждений для нужд населения и уже отпущено 8909 кубометров, в том числе на строительство — 2490, на ремонт — 480 и на отопление — 5939.

Вдобавок ко всему ещё очень большая проблема — это свалки в лесах. Доводы нашего ведомства в судах, что мы не являемся надлежащими ответчиками по этому вопросу, никто не слышит: на вашей территории мусор — значит, ваши проблемы. Но мы все эти территории только контролируем, а по принадлежности они относятся к территориальному госимуществу. В нашей деятельности не заложены функции по ликвидации свалок, и, соответственно, на эти цели нет финансирования. Мы очищаем захламления, но от лесных отходов. При выявлении таких участков мы можем только сделать заявление в полицию, чтобы выявили виновных, а нам отказывают в возбуждении дела, так как не установлено лицо. Далее прокуратура, контролирующая эту сферу, подаёт заявление в суд, который обязывает нас ликвидировать свалки. Приходится обращаться с просьбами о помощи либо к региональному оператору, либо к арендаторам, так как эти расходы не заложены в нашем бюджете, да и специального транспорта и работников для таких целей у нас тоже не имеется. Руководство мы поставили в известность, надеемся, что в следующем году бюджет пополнится новой статьёй.

Вот такие серьёзные моменты вырисовались, но в процессе работы всё это решается, конечно, при участии администрации района.

— Какое количество лесного фонда на сегодняшний день находится в аренде? Как строятся отношения с арендаторами?
— С введением нового Лесного кодекса в 2007 году кое-что в деятельности нашей отрасли изменилось. До этого основными пользователями фонда были лесозаготовители, занимающиеся заготовкой древесины, а потом на смену им пришли арендаторы. Общая площадь лесного фонда составляет 301960,3 гектара, в аренде на данный момент находится 166129,9 га, или 55%. Самым крупным арендатором является ООО «Хасслахерлес», у него 127112,7 га (42%), но готовится новый инвестиционный проект на площади 76245,9 га — это ещё плюс 25%.

Все необходимые мероприятия — спилил, убрал, снова посадил — арендаторы выполняют. Посадка, естественно, на первом месте, но и рубки ухода в молодняках тоже имеют весьма существенное значение: производятся осветление и очистка от неликвида и нежелательных насаждений основной массы деревьев главных пород. Этот цикл в воспроизводстве леса на сегодняшний день выполнен практически всеми арендаторами процентов на 50, некоторые даже перевыполнили плановые показатели. Есть, конечно, и задержки, но лесничие сейчас проводят приём выполненных работ и доводят до отстающих фирм информацию о необходимости активизироваться. Пока все стараются, и больших нареканий к ним нет.

— За год вашей работы произошли какие-то изменения в ГОКУ «Маловишерское лесничество» — в структуре, функциях, кадровые и другие?
— В структуре фактически ничего не поменялось. Функции все те же остались, только больше спроса стало. Внимание к нам со стороны прокуратуры и полиции тоже участилось.

В этом году в рамках федеральной программы и при помощи регионального министерства наш старый автопарк пополнился четырьмя новыми автомобилями: три «Нивы Шевроле» и одна «Нива» ВАЗ‑2121. Сегодня у нас имеется десять автомобилей.

Что касается кадров, то на данный момент в некоторых из девяти участковых лесничеств не хватает квалифицированных работников. В Большой Вишере нет ни участкового лесничего, ни мастера леса. В Каширском и Веребьенском нет мастеров. Работников предпенсионного возраста немало. Недавно мы приняли лесничего, работает нормально, ещё один человек думает, а вообще, не идёт к нам почему-то молодёжь.

— Может быть, дело в зарплатах?
— А вот это интересный вопрос. Я думаю, что и в зарплатах. Конечно, их индексируют, но этого недостаточно: существует разница между тем, что есть, и тем, чего бы хотелось.

— Цифру можно озвучить или это коммерческая тайна?
— Оклад участкового лесничего — 9147 рублей, плюс различные доплаты ещё в таком же размере, и получается грубо восемнадцать тысяч до налогообложения. Ну и, кроме того, нет обеспечения жильём, работники сами решают эту проблему. Раньше, когда строились все лесничества, вторые этажи в них были предусмотрены для временного проживания специалистов. В данный момент молодая пара в Бургинском лесничестве живёт как раз в таких условиях. Но построены здания были довольно давно и теперь требуют значительных вложений для ремонта. Средства на эти цели необходимо изыскивать из своего бюджета, который полностью зависит от федеральных поступлений. В наших силах только подать заявку на проведение ремонта и ждать, когда её удовлетворят, потому что все поступающие деньги расходуются строго целевым образом. Самим заниматься хозяйственной деятельностью и заработать, так скажем, на свои нужды, мы не можем — это противозаконно.

— Главные задачи ГОКУ на сегодня?
— В основном это выделение леса и контроль соблюдения лесного законодательства всеми участниками лесных отношений (местным населением и арендаторами). А первостепенной нашей задачей является отслеживание и контроль своевременного поступления арендных платежей. За год моей работы пока не было ситуаций, чтобы кто-то не платил. Есть просрочки, но по этому поводу составляются гарантийные письма, и в установленные сроки арендная плата вносится.

Понемногу приводим в порядок границы, ставим квартальные столбы. Необходимо решить вопрос по обеспечению лесничеств новыми и современными приборами измерения. На нас возложена обязанность внесения данных (количество составленных договоров купли-продажи, аренды, деклараций и др.) в Единую государственную автоматизированную информационную систему.

Продолжается процесс разработки лесосек, проведения осмотра мест рубок по окончании работ. Естественно, наказываем тех арендаторов, у кого делянки не очищены. Ещё одна значимая задача — добиться проведения лесоустройства, которое проводит специализированная организация, имеющая лицензию, а оплачивает эти работы государство. Лесоустройство необходимо проводить минимум 1 раз в 10 лет, а у нас его не было уже 22 года — с 1998‑го. Подходящий к рубке лес есть, но его трогать нельзя, так как не проведены соответствующие процедуры по лесоустройству. Минимум на 30% увеличится лесосека после его проведения.

— Как боретесь с «чёрными лесорубами», много ли случаев нанесения ущерба лесу в этом году? Удалось ли вычислить нарушителей?
— Мы плотно работаем с правоохранительными органами и прокуратурой, проводим патрулирование. Практика в этом вопросе наработана солидная. На конец октября был проведён 991 рейд. В том числе 1 — совместно с прокуратурой, 177 — с ДПС (проверка соответствия законодательству сопроводительной документации на перевозку древесины), 195 — по незаконным рубкам, 619 — по пожарной профилактике.

Во время рейда с ДПС было выявлено одно нарушение, остановлена машина ООО «Хасслахерлес», составлен административный протокол и направлен мировому судье. Штраф составил 250 тысяч рублей, который уже оплачен. В этом году также зафиксированы четыре незаконных рубки: в Бургинском — 42 куба, в Маловишерском — 20 кубов, в Парневском — 14 кубов (при строительстве дороги до деревни Подмошье) и в Грядском — 9 кубов. Всего 85 кубометров, ущерб составил 1 898 352 рубля.

Вопросы задавала
Елена СВЕТИНА
Фото автора



РЕКЛАМА

Еще статьи

Всё, что было загадано

Несмотря на сложности, комплекс весенних полевых работ в хозяйствах района осуществляется в плановом режиме. Создаётся надёжный задел под урожай текущего года.

Пенсионерка пишет стихи со школьной скамьи

«Здесь я обрела душевный покой»

В деревне Райцы проживает 80-летняя поэтесса, родители которой дружили с четой Брежневых

Евгения Козырева — верный читатель районки

Пример здоровья и долголетия

На прошлой неделе в Сольцах побывала куратор округа, заместитель председателя правительства Новгородской области Елена Кирилова.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА