Воскресенье, 19 мая 2024

Редакция

А дальше – больше

В преддверии нового года мы задаем вопросы – о себе, о жизни, о стране – героям наших публикаций в 2020 году. Тем, с кем мы в прошлый раз немного недоговорили...

Наш собеседник – Валентина КОРОЛЁВА, председатель ТОС «Верхняя Лука». Того самого, который на протяжении последних лет побеждает в районном конкурсе ТОСов, использует возможности территориального самоуправления «по полной» и реально изменил облик своей деревни. В этом году тосовцы из Верхней Луки установили памятник сельчанам военных и послевоенных лет.

– Валентина Николаевна, как вы вообще оказались в маленькой неболчской деревне?
– Это родина – моя и моего мужа. Мы здесь доросли до совершеннолетия, потом жили в Питере и в Киришах. Когда муж вышел на льготную пенсию, вернулись в Ваган.

Это было лет 15 назад. Я еще успела поработать почтальоном в Вагане, Дедлове, Елисееве. Застала состарившимися людей, среди который провела детство и юность. Их было много – только по Вагану пенсию разносила два дня.

Душа болела за свой край всегда. Но именно в те годы мой взгляд на жизнь перевернулся.

– Вы жили в крупных городах, а самое главное поняли здесь, на селе?
– Прежде я никогда не задумывалась о стариках. В том числе – о родителях. А тогда увидела, какую тяжелую ношу они несут –неустроенности в новой жизни, невнимания, одиночества. Пренебрежения к их опыту, к жизни, которую посвятили большой идее, не прожив ни дня для себя.

И еще поняла: разные по характеру люди, они по сути своей — хорошие. За те годы я многое узнала о своих земляках. И они ушли из жизни на моих глазах.

Я никогда не отказывалась от общественной работы, была председателем избирательной комиссии, участвовала в сельскохозяйственной переписи – и каждое из этих вроде бы официальных мероприятий давало понимание: какие у нас прекрасные земля и люди. Что всё уходит на наших глазах и ещё можно удержать эту память, защитить от разрухи и забвения.

– Что же особенного в поколении наших отцов?
– Мы сейчас представить не можем, как они жили. Женщины по восемь часов трудились на пилораме, воспитывали по пять-шесть детей, держали полный двор скотины и идеально ухоженный огород. Не было стиральных машин, водопровода — обстирывали всю огромную семью. По субботам пекли пироги, спали по четыре-пять часов, получали очень небольшие зарплаты и почти ничего не покупали в магазинах.

И при всём при этом они живут до 90 лет и более, а мы в 50 лет – все больные.

– И тогда вы решили что-то сделать для деревни?
– Не я решила. Просто возникла такая необходимость. Наш ТОС начался с ремонта колодца – нужно же было откуда-то воду носить. Пока работали, подумали: вот рядом пустырь, не сделать ли на нем детскую площадку?

Дальше – больше. На въезде, у магазина, рос ивняк и лесозаготовители дрова сгружали. Почему бы здесь не сделать сквер с беседкой? Построили, посмотрели – и добавили детские качели.

А обочины по дороге вдоль села – вообще больное место. Зарастала деревня ивняком, домов не видно. А люди привыкли, им вроде бы это не мешало.

– Как же вы людей организовывали?
– Шла работать в одиночку. Потом, ворча, подходил муж, потом сосед. Мимо шли люди из магазина – смотришь, присоединялись и они. Немного времени прошло – вот уже целая группа работает!

Если бы не администрация поселения, не справились бы. Павел Сергеевич оправлял к нам технику, на которую грузили ветки, экскаватор для расчистки водоема и канав.

Когда в этом году ставили памятник сельчанам, Ермилов на своей машине привез плиты, к которым крепили фотографии. Павел Сергеевич – мой одноклассник, и характер у нас похожий – взрывной, но отходчивый. Если цель ему интересна, он – прекрасный соратник.

У нас вот дорога в гору плохая, всё время песок вымывает. Прошу сделать. Думаю, что рано или поздно нас услышат, будет в селе дорога.

– Ну, сквер Памяти сельчане, наверняка, делали охотно?
– Нет. Как всегда, были те, кто не поддержал идею. Не то что не работали, даже фотографии своих предков искать не стали. А сколько раз мы съездили в Боровичи, пока печатали снимки, сколько муж с односельчанами провозились, пока придумали, как их на бетонных плитах закрепить...

Получилось так, как мы и задумали: место в деревне, посвященное нашим родителям. Куда мы всей деревней будем приходить 9 Мая, покажем родные лица внукам и правнукам.

На открытие сквера Памяти собралось много народа, некоторые даже всплакнули.

– С другой стороны, люди в деревню приезжают отдыхать, а не работать...
– Муж утверждает, что я никому в деревне покоя не даю. А я объясняю: вот в Москве с каждым годом благоустройства все больше. Скверы, памятники, спортплощадки. И это делают не люди, а специальная структура, которой за это деньги платят.

Но у нас же – не Москва! Специально обученных людей нет. Так что же, допустить, чтобы при нас деревня развалилась?

Вот у нас медицины тоже нет. Но мы же живем!

– На будущий год у вас планы есть?
– Нет. Я от этого года еще не отошла. Теперь содержать надо – окашивать, полоть, убирать. Поселение обещало поставить в сквер Памяти лавочку и вазон, горожане обнадежили, что вырастят рассаду цветов.

– Как вы думаете, почему в других ТОСах нет таких классных результатов?
– Очень тяжело организовать людей. Поднять, убедить, подвести к мысли, что это сделать необходимо. Это нужно огромное количество душевных сил, терпения и уважения к своим собеседникам. И ораторский талант не помешает, и дар убеждения. Не каждый согласится такую ношу нести.

– А что это вообще за люди – дачники? И почему приезжают к нам, за тридевять земель?
– Здесь родина, родительский дом. Бывает, устают за лето, ворчат, что только о благоустройстве и центральном отоплении мечтают. Но проходит зима, и они опять выращенную рассаду у дома выгружают. Говорят: «Не знали, как весны дождаться!».

А городские дети... Ну, им, конечно, без телефонов никуда. Но в деревне есть и связь, и телевидение, и Интернет. Выйдут на улицу, сядут, как воробьи на жердочке, и стучат по экрану. Но минут через 30 они уже бегают по деревне. Играют в прятки, гоняют мяч – как это и было во все времена.

Родители так же строят им «будки» – но более навороченные, чуть ли не двухэтажные. Девочки там так же варят кашу из песка и укладывают спать кукол..

– Способна ли бесснежная зима испортить вам предновогоднее настроение?
– Совсем немного, ведь на санках и лыжах я уже не катаюсь. Но лишь огород побелел – уже радостно.

– Ваши пожелания всем людям в новом году?
– Мира и здоровья – без этого любые сокровища не имеют цены. Как можно раньше понять ценность каждого человека. Успеть сказать самые важные слова своим старикам. Уметь обнаружить за шелухой наносного – доброту и чуткость в каждом человеке и найти повод уважать его.

Кира СОБОЛЕВА
Фото Ларисы ПЛАТОНОВОЙ

РЕКЛАМА

Еще статьи

Всё, что было загадано

Несмотря на сложности, комплекс весенних полевых работ в хозяйствах района осуществляется в плановом режиме. Создаётся надёжный задел под урожай текущего года.

Пенсионерка пишет стихи со школьной скамьи

«Здесь я обрела душевный покой»

В деревне Райцы проживает 80-летняя поэтесса, родители которой дружили с четой Брежневых

Евгения Козырева — верный читатель районки

Пример здоровья и долголетия

На прошлой неделе в Сольцах побывала куратор округа, заместитель председателя правительства Новгородской области Елена Кирилова.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА