Вторник, 21 мая 2024

Редакция

Навечно двадцатилетний

Осколки великой войны ещё раз подтвердили славный подвиг нашего земляка Николая Сикова спустя 76 лет.

Разве могли себе представить Николай и Пелагея Сиковы, когда перед самым Новым годом, 31 декабря 1922-го, у них родился младшенький сын Коленька, что через какие-то двадцать лет он в самом расцвете героически погибнет далеко-далеко от дома, защищая Родину от врага...

А пока пятый ребёнок в семье слесаря маловишерского паровозного депо Николая Ивановича и очень умной и образованной домохозяйки из знатного рода Пелагеи Ивановны, которая занималась воспитанием детей, рос счастливым малышом. Вместе со старшей сестрой Валентиной и тремя братьями — Евгением, Борисом и Фёдором — познавал окружающий его мир. Пошёл с большим удовольствием в школу и жадно впитывал знания, стал октябрёнком, пионером, потом комсомольцем. У одноклассников он был одним из любимчиков, заводилой и инициатором многих славных дел. Так как Коля учился во второй школе, совершенно естественно, что он не на шутку увлёкся авиацией. Поэтому сразу после окончания восьмилетки в 1938‑м он поступает в Чудовский аэроклуб Осоавиахима, где до сентября следующего года детально осваивает лётное дело. Затем практически сразу добровольно поступает учиться в военно-морское авиационное училище в Ейске по курсу пилота. По окончании учёбы в августе 41‑го ему присвоено звание сержант, в октябре он уходит на фронт, а в начале января 1942 года становится лейтенантом.

Военную службу Николай Сиков проходил в частях ВВС Черноморского флота. Он считался лучшим лётчиком-разведчиком Севастополя (в полётах делал фотографии расположения вражеских войск и территорий, занятых неприятелем), ведомым — мастером разведки. Сделанные им снимки помогали установить местонахождение вражеских кораблей, аэродромов и оборонительных сооружений. Не было такого случая, чтобы он прилетел без пробоин в самолёте. Часто бывало, что на одном самолёте он находился в воздухе, а другой в это время ремонтировали после предыдущего полёта. И уже в начале мая был представлен к награде.

Как тогда говорилось во всех официальных документах, так и в наградном листе от 10 мая 1942 года о награждении орденом Красного Знамени лейтенанта Сикова была отмечена его преданность делу партии Ленина — Сталина и социалистической Родине. Дисциплинирован, хорошая техника пилотирования, смел, энергичен, инициативен и решителен. Николай действительно мастерски владел лётной техникой и мог одинаково виртуозно летать на истребителях разного типа: «И‑16», «Р‑Б», «С‑Б», «Як‑1», «ЛаГГ‑3», «Гамбург».

Жена Инна и дочь Эвелина

В конце июня 1942‑го Сикову присваивают очередное звание — гвардии старший лейтенант, а в июле направляют в 3‑ю эскадрилью 6‑го гвардейского дважды Краснознамённого Севастопольского авиаполка ВВС ЧФ на должность командира звена. Подчинённые и товарищи по службе характеризовали его как смелого, инициативного и организованного лётчика, пользовавшегося большим авторитетом. Несмотря на военное время он всегда был жизнерадостным и чрезвычайно общительным человеком, постоянно готовым к боевому вылету и рискованным заданиям, с которыми он, как правило, справлялся блестяще и испытывал от этого полное удовлетворение.

Приказом командования во время разведвылетов истребителям запрещалось вступать в бой с врагом, но Сиков, часто нарушая приказ, вступал, ведь он был командиром звена, поэтому хотел пример товарищам показать да и врага заодно уничтожить. Своим опытом он делился не только в небе, на страницах военной многотиражки «Атака» Николай писал: «При фоторазведке нельзя маневрировать даже тогда, когда самолёт получит пробоины. Если же появятся истребители противника, то съёмку следует продолжать до тех пор, пока они не займут положение для атаки. Только после этого можно вступить в бой или же скрыться в облачность».

С декабря 41‑го до декабря 42‑го на его боевом счету значилось 249 боевых вылетов, 26 раз он участвовал в жесточайших воздушных боях с немецкими лётчиками. Лично им было сбито шесть самолётов врага, в том числе мессеров и юнкерсов. Меткими штурмовыми ударами по фашистским захватчикам он уничтожил много автомашин, полевых и зенитных орудий, пулемётов, подавил огонь 10 вражеских боевых точек и уничтожил более 500 немецких солдат и офицеров.

Вот как описывал один из боевых вылетов звена Сикова Герой Советского Союза Михаил Васильевич Авдеев в книге «У самого Чёрного моря»: «... Садятся штурмовики, садится часть истребителей. В воздухе остаётся только звено Сикова. Николай Сиков — командир звена. Ему сопутствует слава лучшего разведчика полка.

В тот самый миг, когда последняя пара сделала заход на посадку и вышла на прямую, спикировали два «мессершмитта». Сиков круто развернулся, пошёл мессерам в лоб, как только те вышли из пике, и нажал на гашетки. Фашисты отвернули. Но сесть Сиков не может — враги сразу накинутся на него.

Теперь решают секунды. Николай сделал единственно возможное — вираж на бреющем, чуть не задевая плоскостью землю, и посадку против правил — слева от только что приземлившегося самолёта. Зарулил на ходу, ещё под огнём «мессершмиттов», выскочил из кабины и в блиндаж.

В общем, пятьдесят восемь минут летали, и все пятьдесят восемь минут шёл бой. А вернулись без единой потери. Сидит Сиков в блиндаже и не знает: то ли поблагодарят — всё-таки хорошо прикрывал на посадке, то ли взгреют — всё-таки сел против правил. Ничего, сошло».

Памятник военным авиаторам в Сухуме

Есть упоминания о мужестве и мастерстве военно-морских авиаторов, в том числе и о Николае Сикове, в книге Александра Дорохова «Герои черноморского неба», «Крылатые защитники Севастополя», в мемуарах К. Д. Денисова, в записках лётчика-истребителя Героя Советского Союза И. П. Белозерова «В небе Таврии» и в многочисленных газетах: например, заметка М. Туровского в «Сталинском соколе» за 24.12.1941 о защитниках Севастополя, стойко отбивавших удары врага.

Так как Николаю много приходилось общаться с прессой (о нём писали и он писал), со своей будущей женой Инной Бессарабовой, военным репортёром боевого листка «Красный Черноморец» и военкором севастопольского радио, он познакомился весной сорок второго во время интервью. Это была любовь с первого взгляда, раз и навсегда, поэтому, не дожидаясь окончания войны и с благословения командования, летом 1942 года на военном аэродроме Херсонеса они поженились. Молодожёны в свободные минуты тишины мечтали о дальнейшей совместной жизни и строили большие планы на будущее. Николай после войны собирался стать учителем географии. Но судьба приготовила для них совершенно иные испытания. Получилось, как в песне военных лётчиков: «Нынче встретишь, увидишь, полюбишь, а назавтра приказ улетать»...

Гибель Николая Сикова 31 января 1943 года была трагичной. В последнем разведполёте, выполнив боевое задание, он возвращался над Чёрным морем из Сухуми на Гудаутский военный аэродром, у него загорелся мотор, был приказ прыгать, он отвечал, что доведёт самолёт до аэродрома. Но не смог. Далее связь прервалась, а самолёт упал в море. Лётчик до сих пор считался пропавшим без вести. Спустя столько лет родственники смогли узнать, что же произошло в тот злополучный день и о месте гибели их героического предка. Обломки самолёта были обнаружены на 30‑метровой глубине командой одного из судов Сухумского рыбного хозяйства весной 2019 года (спустя 76 лет) в Республике Абхазия, в акватории между Новым Афоном и Гудаутой: рыбаки случайно зацепили сетью винт самолёта.

После долгих архивных поисков по номеру, сохранившемуся на винте, удалось выяснить марку самолёта (ЛаГГ‑3) и что он входил в состав авиационного подразделения, которое базировалось на Гудаутском военном аэродроме. С помощью Министерства обороны России установили личность погибшего лётчика — Николая Николаевича Сикова.

После гибели Николая сослуживцы помогли жене Инне переехать из Абхазии к его родителям в Малую Вишеру, где 24 июня 1943 года, через пять месяцев, родилась их дочь Эвелина, которая знает об отце только по рассказам своей матери.

В мае 2020 года заместитель директора Государственного музея Боевой Славы Абхазии им. В. Г. Ардзинба Николай Медвенский разыскал родственников Сикова. Ему удалось связаться с дочерью Эвелиной Николаевной, которая живёт в украинском городе Белая Церковь. Она призналась, что память и боль о папе несёт через всю свою жизнь, выразила благодарность тем, кто помог пролить свет на судьбу её отца, и отметила, как важна для неё находка, сделанная у берегов Абхазии. Родная и внучатая племянницы живут в Малой Вишере — родном городе Николая. Дом, в котором он родился, до сих пор стоит на улице Мира (бывшей 5‑й Поперечной), в нём жили пять поколений Сиковых, у которых только фамилии менялись.

Во время Парада Победы в честь 75‑летия окончания Великой Отечественной войны президенту России Владимиру Путину от президента Абхазии Аслана Бжания была вручена книга-альбом о советском лётчике-маловишерце Николае Сикове и других лётчиках, охранявших небо Абхазии от бомбардировок в годы войны. Альбом был изготовлен специально к юбилею Победы.

В Сухуме в июле прошлого года был открыт памятник военным авиаторам, на постаменте которого закреплён винт самолёта «ЛаГГ‑3» Николая Сикова, а на табличке увековечен подвиг двадцатилетнего лётчика-истребителя. В этом году 31 января исполняется 78 лет со дня гибели нашего земляка. Вечная слава, память и благодарность герою от потомков...

Подготовила к печати
Елена СВЕТИНА

Редакция газеты благодарит Наталью ФЕДОТОВУ, предоставившую архивные материалы и фотографии

РЕКЛАМА

Еще статьи

Всё, что было загадано

Несмотря на сложности, комплекс весенних полевых работ в хозяйствах района осуществляется в плановом режиме. Создаётся надёжный задел под урожай текущего года.

Пенсионерка пишет стихи со школьной скамьи

«Здесь я обрела душевный покой»

В деревне Райцы проживает 80-летняя поэтесса, родители которой дружили с четой Брежневых

Евгения Козырева — верный читатель районки

Пример здоровья и долголетия

На прошлой неделе в Сольцах побывала куратор округа, заместитель председателя правительства Новгородской области Елена Кирилова.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА