Вторник, 21 мая 2024

Редакция

Мы вернём тебе имя, солдат

Напомним, откуда есть пошла эта история. Несколько лет назад нашу редакцию посетил петербуржец Владимир Изюмский. Изрядную часть жизни он проводит в батецкой деревне Заречная, где долгие годы был старостой.

В соседней деревне Речка на обочине дороги издавна зияла глубокая яма — подвал от сгоревшего во время войны дома. Когда сельчане повадились сваливать туда мусор, против этого яростно стали возражать пожилые женщины Зинаида Филиппова и Анна Иванова. И вот что они рассказали. В начале войны, когда немцы прорвали Лужский рубеж, в Речку приполз израненный, истекающий кровью солдат. Он попросил наткнувшегося на него старика пристрелить его. Тот, понятное дело, грех на душу брать не стал. «Тогда запомни, дед, — вымолвил боец, — я из Торковичей». И назвал фамилию. А потом отполз в кустарник и взорвал себя гранатой.

Тогда юные сельчанки собственноручно захоронили останки советского солдата. А вот фамилию его напрочь забыли...

Так и шли годы. А потом на просьбу Изюмского отозвался райвоенкомат в лице Виктора Булина. Во время повторного приезда поисковиков экспедиции «Долина» останки воина были-таки найдены, извлечены из ямы и впоследствии с воинскими почестями захоронены на мемориальном кладбище в д. Малые Торошковичи. Появилась там и скромная мемориальная плита. Вот только имя и фамилия бойца так и остаются до сих пор невыясненными.

И вот теперь — новый этап этой истории. Не оставлявший своих усилий Владимир Викторович Изюмский снова вышел на руководство новгородской поисковой экспедиции «Долина». И командир ПО «Гвардия-Шкраб», сопредседатель Новгородского штаба ОНФ Светлана Орлова по старой памяти попросила о помощи подругу — хорошо известную нам поисковика-архивиста, волонтёра воинских захоронений Татьяну Кубрину. Цель прежняя: выяснить фамилию солдата, похороненного в статусе неизвестного в Малых Торошковичах. И они продолжили удалённый архивный поиск параллельно. Вот как об этом пишет Татьяна Михайловна:

— Просмотрела Тарковичи и Торковичи, подсказки не увидела. Искала уроженцев и тех, у кого там была семья. Несколько человек пропали без вести летом 1941 года. Но кто из них он? Вскоре у нас с командиром сложились весьма схожие списки «претендентов». Но не хватало дополнительной информации.

Я стала думать, как сократить это множество до одного заветного имени. В итоге написала знакомым из д. Речка и близлежащих деревень. И вскорости получила адрес электронной странички Елены — дочери Филипповой, участницы захоронения того самого солдата, имя которого забылось. В замужестве Елена стала носить фамилию Иришина и переехала на жительство в Уторгош. Сама она дополнительных подробностей по сути запроса не помнила, но обещала поговорить с мужем, который интересовался этим событием и при каж-дой встрече с тёщей что-то у неё выспрашивал. Буквально через два-три часа я получила от Елены сообщение, что муж

Сергей вспомнил: погибший был работником стеклозавода. Это уже зацепка!

Я лихорадочно стала пересматривать отобранные документы без вести пропавших уроженцев д. Торковичи. На фамилии Лагунин Александр Николаевич меня ждала удача. До ухода на фронт он был стеклодувом на стеклозаводе в д. Торковичи, 1908 г. р., женат, рядовой. Призван на фронт Оредежским РВК 2 июля 1941 года. После войны его разыскивала жена. В одних документах она называла себя Будникова, в других — Лагунина Александра Абрамовна. Тогда она показала, что писем от мужа нет с августа 1941 года. Всё сходится. Погибший — он.

Я сообщила результаты командиру Орловой, которая согласилась с моими выводами. Но всё-таки официально идентифицировать погибшего можно только по результатам проверки на ДНК. А тест этот провести нельзя, поскольку потомки Лагунина пока не найдены.

Чтобы найти потомков Лагунина А. Н., я написала главе Торковичского сельского поселения Ивановой Е. В. Она показала себя человеком обязательным, не отложила моё письмо в долгий ящик, а принялась содействовать. Через неделю я уже была информирована, что администрация проверила всю картотеку жителей Торковичей, но фамилия Лагунин или Лагунина среди проживающих, выбывших и умерших не встречается. А жена его Будникова Александра Абрамовна проживала до самой смерти в 1995 году в д. Песчаный Мох Торковичского сельсовета. Она имела сына Будникова Александра 1948 г. р., который примерно три года назад умер. В этом доме сейчас проживает внук его жены Будников Сергей.

К сожалению, прямых кровных потомков Александр Николаевич Лагунин не имел. Однако ставить точку в этом деле рано. Есть надежда, что у него были кровные братья и сёстры, потомки которых живы.

Надежда — на отклики читающих эти строки. Давайте вместе приложим все усилия, чтобы вернуть имя погибшему, пока неизвестному солдату.

Подготовил Олег ПЛАТОНОВ
Фото автора

РЕКЛАМА

Еще статьи

Всё, что было загадано

Несмотря на сложности, комплекс весенних полевых работ в хозяйствах района осуществляется в плановом режиме. Создаётся надёжный задел под урожай текущего года.

Пенсионерка пишет стихи со школьной скамьи

«Здесь я обрела душевный покой»

В деревне Райцы проживает 80-летняя поэтесса, родители которой дружили с четой Брежневых

Евгения Козырева — верный читатель районки

Пример здоровья и долголетия

На прошлой неделе в Сольцах побывала куратор округа, заместитель председателя правительства Новгородской области Елена Кирилова.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА