Вторник, 21 мая 2024

Редакция

«Цветов он не дарит девчатам — они ему дарят цветы»

Герой, чьим именем был назван памятник в Болгарии, о котором поётся в песне «Алёша», защищал наш район от немецко-фашистских захватчиков, воевал на территории нашей малой родины за наше светлое будущее.

Об этом рассказывали сотрудники Поддорского краеведческого музея еще в феврале, когда отмечалась 77‑я годовщина освобождения района, но мы тогда решили немного подождать и напечатать материал о нём к 9 Мая. Думаем, что многим поддорчанам будет это интересно и познавательно.

Когда в марте 1943 года на территорию Поддорского района прибыла 250‑я стрелковая дивизия, в составе лыжного батальона сибиряков воевал и знаменитый Алексей Скурлатов — фронтовой разведчик, связист.

Алексей Скурлатов, навеки запечатленный в образе советского воина-победителя Алеши, памятник которому установлен в болгарском Пловдиве, ушел на фронт добровольцем в сентябре 1941 года. Боевое крещение принял под Москвой у деревни Крюково.

За четыре года войны Алексея Скурлатова трижды считали погибшим на фронте, в родительский дом дважды приходила похоронка. Так, во время боя у деревни Веревкино Поддорского района

Алексей Скурлатов был сильно ранен. В штабах подсчитывали потери, отсылали в родные места погибших извещения со штампом 250‑й стрелковой дивизии.

Ушло извещение и в Алтайский край: «Ваш сын, красноармеец Скурлатов Алексей Иванович, в бою за социалистическую Родину проявил геройство и мужество. Был убит 7 марта 1943 года и похоронен в деревне Веревкино Поддорского района».

На самом деле было не так. Сестрички милосердия обходили поле боя, осматривали лежащих на косогоре и в траншеях бойцов, надеясь найти живых. Одна из них увидела торчащие из земли ноги солдата. Девушка разрыла землю, увидела, что боец жив. В первые минуты боя снаряд упал позади Скурлатова прямо на бровку траншеи. Его и всех, кто находился рядом, завалило землей. Сколько они лежали так, никто не знает, только за это время враг был смят и уничтожен.

У Скурлатова была глубокая контузия: из носа, рта и ушей сочилась кровь, кровью были залиты и глаза. Его осторожно спустили с кучи земли и уложили в сани, а затем по реке Редье на лошадке повезли к станции. Очнулся Алексей уже в госпитале в Осташкове. Он ничего не слышал и ничего не говорил, руки и всё тело дрожали, как в лихорадке. Речь пришла не сразу.

Спустя только 3 месяца Скурлатов вернулся под Старую Руссу. Его родная 250‑я стрелковая дивизия была далеко от этих мест, и он прибыл в 188‑ю. Из-за тяжелейшего ранения Алексея Ивановича из артиллерийской разведки перевели в связисты. Воевал на Курской дуге, в составе 3‑го Украинского фронта, участвовал в освобождении Украины, Белоруссии, Молдавии, Румынии.

В сентябре 1944 года в уже освобожденной Болгарии советские воины-связисты помогали восстанавливать воздушную телефонную связь между Пловдивом и Софией. Среди них был и 22‑летний сибиряк Алеша Скурлатов — рослый, плечистый, с русым чубом, чистыми синими глазами, отчаянный весельчак. Особенно запомнилось всем, как в мае сорок пятого, когда праздновали Победу, Скурлатов посадил себе на плечи двух болгар и отплясывал с ними! Он был настолько колоритен, что кто-то не удержался и сделал с него несколько рисунков карандашом.

В Пловдиве Алексей очень подружился с Методи Витановым, начальником подразделения связи, а до того бойцом болгарского Сопротивления. Когда после войны в Пловдиве на холме Бунарджик стали возводить памятник Советской Армии, Витанов рассказал о своем русском друге знакомому скульптору, показал карандашные наброски. Могучий и статный, Скурлатов идеально соответствовал образу советского солдата-освободителя, и болгарский скульптор увековечил в бетоне и железе могучую фигуру Алексея Ивановича.

Методи самолично вывел на памятнике имя русского друга — Алёша. Так и стали с тех пор в Болгарии называть каменного русского солдата.

Алексей Иванович демобилизовался в 1947‑м и вернулся к себе на Алтай. Работал комбайнером, слесарем в МТС, а затем — на мотороремонтном заводе. Слушая по радио ставшую популярной и в Болгарии, и в России песню «Стоит над горою Алёша...», он и не догадывался, что это поют о нём.

История о том, как в 1970‑е годы Методи Витанов решил найти русского друга, прогремела на весь Союз. В марте 1974 года Витанов в журнале «Огонек» рассказал историю памятника Советской Армии в Пловдиве, о том, как трепетно к нему относится местное население, объяснил, почему памятнику дано имя Алеша, и просил откликнуться советского солдата, с которым его свела война.

Даже на ремонтном заводе, где слесарил Скурлатов, заметку прочитали. Алексей Иванович себя узнал, но товарищи по бригаде не поверили: так не бывает, ну какой из тебя памятник?! Скурлатов замкнулся, о Пловдиве и о памятнике не говорил больше никогда и ни с кем.

Но от судьбы не уйдешь. В 1980 году всё же разыскал Скурлатова уральский учитель и журналист Леонид Голубев, списался с героем, попросил фотографию и переслал её в Болгарию. В ответ Витанов написал: «Я нашел тебя, Алеша!». И в 1982 году Алексей Иванович поехал в гости к болгарам.

В марте 1986 года Алексей Скурлатов посетил Поддорский район, побывал на местах боев у д. Веревкино и Вязки, Самбатово.

Наталья ЯСТРЕБОВА
Фото Поддорского краеведческого музея

РЕКЛАМА

Еще статьи

Всё, что было загадано

Несмотря на сложности, комплекс весенних полевых работ в хозяйствах района осуществляется в плановом режиме. Создаётся надёжный задел под урожай текущего года.

Пенсионерка пишет стихи со школьной скамьи

«Здесь я обрела душевный покой»

В деревне Райцы проживает 80-летняя поэтесса, родители которой дружили с четой Брежневых

Евгения Козырева — верный читатель районки

Пример здоровья и долголетия

На прошлой неделе в Сольцах побывала куратор округа, заместитель председателя правительства Новгородской области Елена Кирилова.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА