Понедельник, 17 июня 2024

Редакция

Строгая, но справедливая

Время в пути по недавно отремонтированной дороге до деревни Переход пролетело незаметно. Удовольствие получили и водитель, и пассажир. А местные жители подтвердили, что до сих пор каждый раз едут и радуются.

А сколько добивались, писали в разные инстанции и уже практически не верили, что это когда-нибудь может произойти. Получилось. Причём дорогу отремонтировали до самого Березеева, жители которого также принимали участие в долгой борьбе за неё. Люди считают это своей маленькой победой.

Переход, как и большинство чудовских деревень, сегодня фактически приобрёл статус дачного посёлка и оживает лишь в тёплое время года — с апреля по сентябрь. Коренных сельчан осталось совсем мало, больше приезжих, да и живут постоянно теперь немногие. А ведь были другие времена: действовал совхоз, деревня была полна народу, много молодёжи. Работали клуб, библиотека, магазин, принимал свой фельдшер, дети учились в местной начальной школе. Сейчас практически все услуги привозные: вместо магазина — автолавка два раза в неделю, фельдшер — раз в месяц, а то и реже, скорую ждать часа два. О клубе и библиотеке давно забыли, да и некому теперь книжки читать и концерты ставить: народ в основном пожилой. Молодёжь бывает наездами — на выходные, а там — у кого баня и шашлыки, у кого — грядки и парники. Каждый копошится за своим забором.

Нет теперь в деревне общей, дружной жизни с праздниками для всех, разговорами, песнями и угощениями, считает Валентина Чех, которая и пригласила нас в гости. Валентина Афанасьевна приехала в деревню ребёнком, выросла здесь, работала уже будучи взрослой и считает её своей второй родиной. Здесь живут мама, сестра, есть и свой дом, в котором она, уже пенсионерка, проводит тёплое время года рядом с родными.

— Старое поколение, люди, которых объединяли работа в совхозе, общие воспоминания, общие темы, почти ушло, и традиция общего деревенского жития прервалась. Мы, их дети, к сожалению, не смогли её сохранить.

Валентина Афанасьевна пригласила нас по очень важному поводу: её мама Олимпиада Дементьевна Рыхлова 10 августа отметила 90‑летие. Она-то как раз — одна из деревенских старожилов, сельских тружеников, которые жили, работали, строили светлое будущее в отдельно взятой деревне.

Олимпиада Дементьевна рассказала, что родилась вообще-то 8 августа — «в канун кануна». Мы попросили, объяснить, что это значит. Оказалось всё просто: 10 августа — праздник Смоленской иконы Божией Матери, который праздновался в деревне, где они жили, а в его канун, 9 августа, — день памяти Пантелеймона Целителя, вот и получается, что 8 августа — канун кануна. А запись сделали, как это часто бывало, 10 августа. Так что день рождения можно праздновать несколько дней.

Добрых людей больше

Семья, в которой было трое детей, жила в деревне Костелёво Белебёлковского района (сейчас Поддорский), а потом — в самой Белебёлке. Отец Дементий Яковлевич был коммунистом, работал заместителем начальника МТС, мама Ксения Ивановна занималась домом и детьми.

— Когда началась война, отец ушёл в партизаны. Через Белебёлку шли беженцы, они говорили, что немцы быстро двигаются сюда. И нас эвакуировали, отправили на подводе сначала в Боровичи, потом повезли в Мошенской район.

Олимпиада Дементьевна

Оставаться было нельзя. Отцовых брата и зятя фашисты потом расстреляли — кто-то выдал, что он в партизанском отряде.

В 1942 году Дементий Яковлевич оказался в госпитале в Боровичах, после которого его направили в действующую армию. Погиб в том же году в Порховском районе: разведгруппа, которой он руководил, напоролась на засаду. Там и был похоронен.

Семья жила в одной из деревень Мошенского района. Эвакуированных поселили в бывшие финские дома по три семьи. Мама работала свинаркой, а десятилетняя Липа помогала: летом пасла свиней.

— Вставали рано. Мама накормит, я их выгоняю пастись. Другой раз, бывало, и заснёшь. А свиньи разбегутся — и в ячмень. Председатель раз меня застал спящей — не показался, на второй — разбудил. Спрашивает: «Ты что делаешь?» Я отвечаю: «Свиней пасу». Он говорит: «Это я их пасу». Я тут и замолчала. Не наказал ведь, сказал только: «Чтобы это было в последний раз». И мамке велел, чтобы не брала с собой рано, а давала поспать. А когда в 44‑м мы поехали домой, он подарил мне поросёночка, которого я на руках до дома несла.

Военное время было голодное, но взрослые жалели ребятишек, которым тоже в эту пору доставалось. Рядом со свинофермой, где Липа с мамой работали, были коровники. Добрая женщина-доярка каждое утро звала худенькую, маленькую девочку помогать доить, а сама потихоньку, чтобы никто не увидел, наливала кружку молока.

В 1944‑м, как только Белебёлку освободили, семья направилась домой. Узлы на себе, брат вёз сундучок на велосипеде, Липа несла поросёночка. В поезд их с велосипедом не пустили, и мама — не бросать же единственную технику — отправила детей одних. Сама ехала на другом, с солдатами, которые везли пассажирку с железным конём нелегально и во время каждой проверки прятали.

В Старой Руссе ребята дождались маму, и уже в Белебёлку пошли пешком 45 километров. По пути заходили в деревни, просили хлебушка. Попадались хорошие люди — кормили, хоть и у самих его не было вдоволь.

— Пришли домой в мае. Надо копать огороды, сажать. Дед один соху сделал, мне сказал: «Пахать будешь». И я пахала. 15 соток вспахали, посадили картошку. Муку, сахар давали по карточкам. Ничего, прожили.

Мама три года, пока не вернулись мужчины, работала председателем колхоза. Она была неграмотная и ходила к учительнице, которая учила её читать и писать. Потом её выбрали депутатом областного Совета. Так на сессию в Новгород она ездила на лошади верхом: взяла торбу с сеном, привязала коня у здания обкома. Когда стали выдавать оплату за билеты, у неё спрашивают: «Как вы едете, Ксения Ивановна? Какой у вас билет?» Она и показала в окно: «Вот мой билет». Оплату получила по высшему разряду.

Олимпиада после школы окончила техникум и 1950‑м вернулась в Белебёлку зоотехником. Получила своё отделение. Территория — 30 километров, в деревнях фермы. Ходить из одной в другую надо было пешком. Позже её перевели зоотехником уже в колхоз, где она и познакомилась с будущим мужем Афанасием Васильевичем, он был заместителем председателя. Замуж вышла, детей родила — трёх дочек и сына. Свекровь у неё была хорошая, очень много помогала с ребятишками. Олимпиада Дементьевна работала бригадиром отделения, потом её выбрали председателем парткома. Но случилась беда — в 1967‑м заболел и умер муж, произошли неприятности на работе.

Вот тогда-то её и пригласили в «Березеево», где директором был родственник — Николай Филиппович Филиппов. И она решилась.

Новая жизнь

Стала работать в Переходе бригадиром фермы — на попечении два скотных двора и телятники. Коллектив, вспоминает наша героиня, был хороший: бригадира слушались, всё выполняли, никогда не обижали. Так и началась у семьи Олимпиады Дементьевны новая жизнь.

Управляющая отделением О.Д. Рыхлова на картофельном поле с Сергеем Никитиным, звеньевым механизированного звена отделения Переход

Жильё выделил совхоз. Дети росли, учились в школе, сначала здесь же, потом в Грузинской.

— Мама спуску не давала, — вспоминает Валентина Афанасьевна, — в Грузино ходили пешком напрямую через поле и в дождь, и в метель, и в мороз, в темноте — с факелами. Пропустить уроки — ни в коем случае. Домашние задания делали сами, но знали: мама в любой момент может проверить.

Были у нас и обязанности по дому — уборка, полив огорода, прополка. Делали всё без возражений, знали: у мамы работы немало, а ещё дома — корова, хозяйство, огород. Да и не были мы делами очень загружены. Успевали всё: и погулять, и с друзьями поиграть, и на речку сбегать. Детство у нас было весёлое и счастливое.

Олимпиада Дементьевна стала уже управляющей отделением, в которое входили деревни Переход, Мелехово и Березеево. Коллектив в подчинении был большой: и фермы, и полеводческие бригады. Сеяли овёс, пшеницу, кукурузу, подсолнечник, выращивали картошку, морковь и капусту. Ухаживали за скотом, растили телят.

С людьми всегда непросто: один всё делает как надо, с другим и ругаться приходится, и гонять нерадивых работников. Да, и ругалась, и гоняла, но обиженных не было, многие вспоминали её потом добрыми словами, говорили: «Дементьевна была строгая, но справедливая».

В 1985‑м Олимпиаду Дементьевну стало подводить здоровье, сказались военное детство и тяжёлая работа, и муж предложил уйти отдохнуть. Она послушалась, хотя и выходила, если нужно, — не могла не помочь своим.

Привычная к труду с детства, и в свои девяносто Олимпиада Дементьевна продолжает трудиться. Летом — прополка: любит, когда в огороде на грядках порядок и чистота. Зимой тоже без дела не сидит: вяжет разноцветные коврики или тёплые носки и варежки. Правда, в последнее время трудно стало: напрягает глаза, начинает голова побаливать.

О том, что судьба привела когда-то в Переход, Олимпиада Дементьевна не жалеет. Считает себя счастливой: ведь была любовь и мужья хорошие, и первый, и второй. Родила и вырастила четверых детей — трёх дочерей и сына. Сегодня у Олимпиады Дементьевны — семь внуков, одиннадцать правнуков и два праправнука. И по сей день она — самый главный человек в семье, родные с ней советуются, слушаются её и уважают.

Много добрых слов наверняка сказали они любимой мамуле и бабуле в день юбилея. Мы тоже присоединяемся к поздравлениям и желаем Вам, Олимпиада Дементьевна, крепкого здоровья и чтобы каждый день был наполнен счастьем, тёплыми встречами и заботой родных!

Татьяна ИВАНОВА
Фото автора и из семейного архива

РЕКЛАМА

Еще статьи

Как к родным

В преддверии профессионального праздника Елене КНЯЗЕВОЙ, помощнику по уходу районного КЦСО, вручили Благодарственное пис...

Активисты проекта разместили информацию о народном бюджете на уличных стендах

Работа продолжается

Активисты Демянского округа продолжают подготовку к участию в очередном этапе «Народного бюджета»

Дружные супруги Абариновы

Счастье длиной в четверть века

Недавно супруги Александр и Надежда АБАРИНОВЫ отпраздновали серебряную свадьбу — 25-летие совместной жизни.

РЕКЛАМА

РЕКЛАМА